• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
09:28 

Преподаю язык Атлантиды
Очень хочется варить глинт, гулять и писать-писать-писать сказки.
А у меня зачет сегодня, сложный экзамен во вторник, и работа на все выходные.


@темы: Тыквенное, Дайте этой женщине парабеллум

21:42 

Преподаю язык Атлантиды
О, сегодня уникальное событие!
Меня взяли в университетскую команду по плаванью. В команде я и 5 парней. И плавают они как парни-пловцы. А я - как маленький тюлень. Но это так круто!!!
Душа с телом расставалась раза три, а то и четыре - я никогда не плавала с такой скоростью. Не было необходимости.
И вот шла же на тренировку сегодня и думала: надо бы плавать только кролем, а то я что-то ленюсь.
Теперь не ленюсь. Теперь выхода нет. Плыла брасом - замедлилась. Парень начал обгонять - мне прилетело от него ногой по щеке. Искры из глаз - безумие!
Почему-то от этого очень радостно)

@темы: Тыквенное

20:38 

Преподаю язык Атлантиды
Помирившись с Мишей чувствую себя совершенно умиротворенной. Когда мир взвращается на свою орбиту - все очень хорошо.

22:32 

Преподаю язык Атлантиды
27.11.2016 в 20:55
Пишет Серебряный:

Пишет Шредингерская кошка:

Чудесное видео, врочем, как и всегда у "Арзамаса".
Всего за 25 минут можно выстроить в голове довольно стройный ряд и понять, зачем нужен концептуализм.



URL записи

URL записи

23:14 

Преподаю язык Атлантиды
Вольному – воля, или ничто не воробей, кроме воробья.
В последние пару дней вокруг меня сформировался пояс астероидов-людей, уверяющих, что я не могу их понять и прочувствовать всю скорбь мироздания, потому что я не… тут идет какая-нибудь веская причина, обобщенно звучащая: «потому что ты не я».
Это очень справедливая причина. Я не вы. И никто из вас не я. Поэтому, когда вы узнаете, что я пила антидепресанты вы можете посмеяться надо мной и решить для себя: «Какая дичь. Вот я – сильный человек».
Это как пример. В любом случае – это ваше право. Право сочувствовать, смеяться, любить, мечтать, быть дураком или, наоборот, умником. В конце концов – просто быть.
У нас есть это безусловное право быть.
А еще в нашей стране нет рабовладельческого строя.
И знаете, что?
Если вы живете с нелюбимым мужем, если вы тащитесь каждый день на работу, чтобы потом каждый вечер рассказывать, как вам тяжело и плохо – вам можно посочувствовать. Можно побыть вашей жилеткой, дружеским плечом, можно вас выслушать и сказать: все наладится, просто сейчас зима, авитаминоз, недостаток солнца. Вот придет весна, и все станет хорошо.
А еще можно вам очень честно сказать: вольному – воля.
Если вы живы, здоровы и вы старше восемнадцати, то, может, хватит съедать себя по чайной ложке за обедом каждый день? Может, вы уже один раз психанете и начнете жить так, как нравится?
Серьезно, вляпаться в дерьмо по уши вы успеете всегда. Это вообще не сложно.
Но, если вы хотите играть на саксофоне в Праге на мосту, а живете в Краснодаре и тащите свою унылую жопу на работу менеджера среднего звена, может, стоит сделать-таки загран паспорт, да уехать нахрен?
Если не получится, вас всегда депортируют обратно.
Если вы просыпаетесь с мужчиной или женщиной, с которой у вас меньше общего, чем у зубочистки и пояса Койпера, может, самое время дать шанс себе и вашему человеку встретить наконец тех, в кого вы влюбитесь без памяти.
Может, пора открыть бутылочку вина и танцевать в красивом нижнем белье по квартире вместо того, чтобы сидеть в старых трениках и жрать на ночь бутеры?
Не хочу никого обидеть, но
Сегодня над нами пролетит самолет,
Завтра он упадет в океан.
Погибнут все пассажиры.

@темы: Ножом по человеческой коре, Критика чистого разума, Еженедельник

21:32 

Преподаю язык Атлантиды
мы с Катей и Натешей сходили в музей на выставку костюмов индейцев Северной Америки.
Все знают, что одежда индейцев часто богато расшивалась бисером. Но мы с Катей задались вопросов, не могли же индейцы делать бисер сами... или могли?
Нет, не могли.
До того, как начать менять у европейцев бисер, индейцы красили иглы дикобраза натуральными красителями, ломали их на маленькие кусочки и расшивали одежду иглами дикобраза.

Теперь я знаю больше)

@темы: Тыквенное

11:48 

Преподаю язык Атлантиды
Готовлюсь к сессии. Мозг в трубочку сворачивается и разворачивается. Не понимаю, почему не пошла на повара учиться.

13:38 

Преподаю язык Атлантиды
Как же меня бесит, господи, когда контакт обрезает текст в публикациях. И перезалить почему-то не получается. Ненавижу, честное слово.

@темы: Дайте этой женщине парабеллум

23:53 

Преподаю язык Атлантиды
Лодка.

- Построй для меня лодку. Пожалуйста. Только для меня.
Я измучен настолько, что не удивляюсь. Сижу в полной горячей воды ванне, а со дна, откуда-то, где должны быть мои ступни, на меня смотрит детское личико с белесыми глазами и такими же мутно-серыми длинными волосами.
- Тебе не кажется, что мне нужно уединиться?
Девочка молчит и только капризно кривит губы.
- Ну пожа-а-а-а-луйста! Я устала ждать уже.
Должно быть, вы думаете, что я псих. Так оно, должно быть, и есть, да только мне как-то пофигу.

Когда ушла Элис, мне все стало пофигу.

Поэтому я, как был с намыленной головой, вылез из ванны, обернул бедра красным линялым полотенцем и пошел собирать сумку. Когда я поставил птичью клетку на пол в коридоре рядом со своими вещами, волосы уже слиплись сухими хрустящими сосульками.
Конечно, когда Элис поставила сюда же свой чемодан, прежде, чем уйти, я был счастлив.
И это ее: «Желаю тебе счастья» - казалось каким-то позерством.
Почему, когда люди расстаются, они всегда ведут себя как герои фильма? У одних режиссер хороший, у других – паршивей не бывает, но по сути у всех всегда одно и тоже – эта драма на изломе:
- Желаю тебе счастья!

Нормальная Элис никогда бы так не сказала. Ее потолок в пафосе был: «Счастливо оставаться, неудачники!»
И то, на слове «неудачники» она как-то затихала, и я знал, что от ушей по щекам у нее ползут красноватые неровные пятна.
И тут это: «Желаю тебе счастья!»

Я и был счастлив. Не надо никаких компромиссов. Не нужно ни перед кем отчитываться, где я, что я, почему задержусь. Можно ходить по дому в трусах, чесать яйца, когда вздумается, не надо мыть руки потом каждый раз. Идеально.
А потом я понял, что жизнь закончилась.
Если мне нравилась девчонка – она была похожа на Элис. Если у меня что-то спрашивали, я отвечал так, как будто это могла слышать Элис.
Я жил, словно старался ей понравиться. Только вот она ушла.
И я знал, что это навсегда.
Я мог сколько угодно мечтать и планировать, как покорить ее сердце вновь, но на самом деле я знал, что это уже насовсем. Мы никогда не будем вместе. За всю жизнь. За все эти минуты-дни-годы. Никогда.
До самого конца.
И я начал ждать. Я ложился спать, а где-то в уголке сознания вычеркивал прожитый день.
- Минус один. Осталось семнадцать тысяч триста девяносто два.
Число дней, которое я себе отводил, могло меняться. Разброс был порядка пяти-семи тысяч дней в одну неделю. Но каждый вечер из этого числа N вычитался один.
А потом появилась она – Девочка-из-под-воды. С белесыми глазами, волосами и без тела.
- Построй лодку.
Я мог пить чай, мыться, бриться, справлять нужду – ее это не смущало.
Была вода – и она приходила.
Так продолжалось где-то четыре месяца.

Поэтому сейчас я собрал вещи, взял клетку с попугаем, сел в машину и уехал за полстраны – на север – строить лодку.
Я понятия не имел, как ее строить.

Я ехал семь часов и трижды останавливался на заправках, где гуглил все о строительстве лодок. Так что, когда я добрался до маленького северного города, где намеревался, как это говорят – бросить якорь, я чувствовал себя вполне в состоянии развернуть судостроительную кампанию.
- Здравствуйте, я бы хотел снять у вас номер до конца месяца. И где у вас тут строительный магазин? – вот что я сказал пухленькой женщине средних лет, старательно накруьившей волосы на бигуди, сидевшей на ресепшине небольшого мотеля.

В статьях, которые я нашел в гугле, говорилось о сосне. Было в этом что-то логичное. Все же корабельные сосны и все такое. Только вот я понятия не имел, что делать со всей той сухой древесиной, которую я на радостях понакупил.

Как-то утром, это было через три недели после того, как я приехал, я смотрел в окно на моросящий дождь и думал уехать обратно. Все-таки эта затея с самого начала была обречена на провал, что я – плотник что ли?
- Ты что это, бросить меня надумал? – вдруг высоким детским голосом спросили потеки на стекле.
- О, это ты?
- Строй чертову лодку.

Я спустился в арендованный гараж и продолжил шкурить обшивку.
К марту я закончил.
На все про все ушло три месяца.

Для транспортировки своего детища я нанял катафалк. В мою машину оно не влезало, а для целого фургона было маловато.
Ребята из похоронного бюро посмеялись:
- Далеко не уплывет.
- Далеко и не надо.

Сталкиваю свою лодку с берега в воду. Высокие сапоги я взять не догадался и теперь стою по колено в ледяной воде.
- Садись, что ли. Прокачу, - говорю я водной глади, беря весла.41
День был солнечный и ветреный. Я грел спину и греб. Последний раз я плавал на лодке лет пятнадцать назад с отцом.
Никакой Дух воды не сел на вторую скамеечку. Я сделал три круга по озеру, но ничего не произошло. Тогда я плюнул на это дело и поплыл к берегу.
Стоило мне снова встать на грешную землю, как суденышко начало сносить на середину озера. Я было ринулся его вытаскивать, но потом подумал, что оно мне все равно не нужно.
И именно в этот момент лодка начала тонуть.
Когда над водой раздался последний скорбный «Бульк!», мне в голову пришла мысль:
- Это что-то вроде «Боги приняли твою жертву!»?
Никто не ответил.
Я вернулся в гостиницу, собрал вещи, клетку с птицей, завел машину и поехал на юг – домой.
И только сидя на заправке и попивая дешевый обжигающий кофе из бумажного стаканчика, я понял, что понятия не имею, сколько дней у меня убыло за все это время.
Тогда я подмигнул девушке-кассиру.
- Знаете, а вам очень идет голубой.
И поехал дальше – жить заново.


@темы: Неожиданное творчество

10:28 

Преподаю язык Атлантиды
Городская сумасшедшая.

В каждом городе есть такие люди – их называют городскими сумасшедшими. Тихие или буйные, но всегда чудаковатые – про них ходят жутковатые байки, их называют полоумными, чокнутыми и шизофрениками.
Вильгельмина – одна из них.
- Я видела тебя из завтра, - говорит она, сверля собеседника ясными серыми глазами, - Не очень-то будет этот день.
Молодой человек смотрит на нее непонимающе.
- Это еще почему? Что ты хочешь сказать?
- Что говорю, то и хочу, - и больше ничего не говорит.
Молодой человек выжидает еще секунду прежде чем отвернуться, пробормотав что-то вроде: «Совсем с ума сошла…»
Вилли принимает это как есть. Она и сама не знает, зачем говорит людям о будущем. Никто ведь не хочет знать, что там - в следующем шаге секундной стрелки.
Но Вилли всегда говорит, если ей есть, что сказать.
- Привет, ты меня пока не знаешь, но я только что говорила с тобой из 2034-ого. Он просил передать: «Инвестируй в золото».
- Хах! Было бы, что инвестировать.
Но Вилли уже отвернулась. По большому счету ей все равно, услышат ее или нет. Ее это не касается. Она здесь не за этим.
Когда Вильгельмина идет по улице, она замечает, как вокруг одного человека воздух дрожит и становится белесо-мутным, а из него проступают фрагменты другого мира. Это – ее цель. Вильгельмина называет их Провалившимися.
На улице холодно. Воздух вырывается изо рта белыми облачками.
- Здравствуйте, вам плохо? – Вильгельмина участливо наклоняется к Провалившемуся.
- А? Что? Мне? Нет-нет… Нет, совсем нет. Просто… А хотя, у вас не будет воды? Такое чувство, будто я сейчас сознание потеряю.
Девушка протягивает заранее заготовленную пол-литровую бутылочку.
- Возьмите.
- Спасибо, - Провалившийся жадно пьет, - Знаете, мне ведь показалось, что я умираю. Так ноги неметь начали – что-то непонятное! А ведь сколько я не успел сделать! Шел, думал, вот умру сейчас, а кто же будет сдавать квартальный? Вам сколько лет? Вот если бы мне кто-то в вашем возрасте сказал, что я буду бухгалтером – не поверил бы. Совсем ничего в цифрах не понимал, а ведь вон оно как! Умереть боюсь, не досчитав все. Вот, что я скажу: не бойтесь рутины, милая барышня. Что гладко, то спокойно.
Вильгельмина улыбается.
- Спасибо! Надеюсь, у вас все будет хорошо. До свидания!
Девушка уже отвернулась, когда воздух перестал дрожать, а Провалившийся вынырнул обратно в свое время.
Она встречает его, только на двадцать лет моложе, через неделю. Он играет на гитаре на городском мосту. В пустом чехле пара монет, и непонятно, музыкант положил их себе сам, чтобы привлечь прохожих, или кто-то все-таки расщедрился.
- Привет, - говорит Вильгельмина, - Честно говоря, играешь ты так себе.
Музыкант смотрит на Вилли подозрительно, но играть не перестает.
- Холодно сегодня, не находишь? – девушка стоит совсем близко, так, что для других прохожих гитарист незаметен.
- Слушай, а не пошла бы ты? – теряет он терпение.
- Пошла бы, - охотно соглашается она, - Но знаешь, если бы я встретила тебя через двадцать лет, ты, чтоб меня черти съели, сказал бы: «Не нужно бояться рутины! Бухучет – это мое призвание!».
- А-ха-ха! Ты чокнутая, что ли? Двигай давай отсюда! Корова ненормальная.
Вилли привыкла. Она делает это не ради них, а ради тех – Провалившихся. Ей кажется, если человек зачем-то выпал из своего времени в ее прямо перед ее носом – это определенно неспроста.
В остальное время она работает в регистратуре местной больницы. И больше ничего. Никаких хобби, друзей или еще чего-то такого. Работа, дом, прогулки по городу. Ей всего хватает.
Пока однажды в декабре к ней не обратился один мужчина.
- Девушка, здравствуйте.
- Здравствуйте. Часы посещения с четырех до семи. Сейчас уже поздно. Приходите завтра.
Мужчина развел руками.
- Да я вроде как пациент.
Он мялся.
- А что вы делаете на улице? – строго спросила Вилли.
- Курить ходил, - честно признался пациент, - Знаете, ужасно тут у вас на самом деле. Просто кошмарно.
- Вот уж спасибо! – Вильгельмина во всем была классической девушкой из регистратуры больницы. Даже интонации те же – раздраженно-нетерпеливые, - Сейчас позову старшую сестру, посмотрим, сколько вы тогда выкурите еще!
- Девушка, - обрывает ее пациент, - Не надо сестры, не надо. Девушка, я ведь к вам шел. Я знаю, кто вы. Вы – ведьма!
Вильгельмина онемела.
- Это что, подкол такой? Шутка?
Мужчина вскинул руки:
- Нет-нет! Что вы! Просто я слышал, что про вас говорят…
- Да ну?! – Вилли недобро прищурилась, - И что же?
- Ну… Что вы… вроде как… странная. Говорят такое.
Вилли почувствовала, что начинает заводиться.
- А я говорю, что вы сейчас же вернетесь в свою палату. Да поживей!
Он стушевался.
- Девушка…
- Вильгельмина. У меня имя есть!
- О, да… Простите! Вильгельмина, скажите правду, я умру?
Все, что она хотела сказать, застряло в горле.
- Про вас говорят, вы видите будущее, - он пытается улыбнуться, - Понимаете, я не могу так больше. Просто не могу. Лечат, лечат, а что толку – непонятно. Неважно уже, что там дальше. Только бы знать. Я… Черт! Иногда кажется, лучше – покончить со всем этим… Мне нужно знать! О, господи, черт! Понимаете? Нужно знать!
Он отвернулся. Вильгельмина стояла и не могла пошевелиться. В горле пересохло, виски сдавило, и в глаза словно песок попал.
Ну вот, доигралась.
Что он от меня хочет? Зачем он тут? Почему я?!
- Пожалуйста, - он повернулся. Вильгельмина видит, что он плачет. Дышит хрипло и глубоко, старается успокоиться, - Просто скажите, чем все закончится.
Красные пылающие щеки и воспаленные глаза.
Вильгельмина сглатывает ком в горле. Она должна уйти. Как-нибудь отделаться от него. Одного взгляда на пациента достаточно, чтобы понять – надежды нет. Может, врачи и говорят, что шанс есть, что терапия дает результаты. Но этот скелет обтянутый кожей – не жилец. И потом, она просто девушка из регистратуры.
- Эм, ну что ж, - говорит она, - дайте, я посмотрю на вашу руку.
Он протягивает обе ладони. Пальцы дрожат, а кожа сухая и желтоватая, вся в пятнах.
Вильгельмина не разбирается в хиромантии. И не предсказывает будущее. Ей нужно идти, сегодня она дежурит в ночную смену. Но почему-то она стоит на улице, выпуская облачка белого пара изо рта, повернув к себе левую ладонь незнакомого человека. И пытается придумать, как тут лучше быть.
- Не волнуйся, - выдает, - ты же не в хосписе. Все хорошо будет. Вот, гляди, видишь эту черточку? Женишься еще.
Он смотрит на нее и не верит. От облегчения и радости он, кажется, забыл, как дышать.
- А, кхм… А на ком женюсь?
- На брюнетке какой-то, - отвечает Вильгельмина без запинки.
Он стоит, не отнимая руки, а она зачем-то продолжает ее держать.
- Спасибо! Спасибо, вот век не забуду вас, девушка… То есть, Вильгельмина! – поправляется пациент, - И имя у вас чудесное!
Когда под утро заканчивается ее смена, она переодевается в джинсы и рубашку, застегивает куртку и обматывается фиолетовым шарфом по глаза – на улице метель.
Проходя по пустому вестибюлю, она вдруг замечает, что ее отражение в зеркале несоразмерно большое. Она останавливается и смотрит в зеркало.
А там, в мутно-белом воздухе, дрожа и расплываясь, рядом с ней появляется отражение сегодняшнего пациента. Только выглядит он значительно лучше. Он смотрит в зеркало, улыбается и целует ее отражение в копну черных волос.
Ее отражение улыбается и машет Вильгельмине из зазеркалья.

@темы: Неожиданное творчество

09:36 

Преподаю язык Атлантиды
Мне кажется, Чехов знает, что она восхитительная животинка. Потому что у нее всегда такой лукавый милый вид, а еще она всегда-всегда готова сидеть на руках-ногах-плечах-голове) И мурчит. Полтора килограма чистейшей любви)
И шерсти чуток

09:25 

Преподаю язык Атлантиды
Чет я рано радовалась прибаке. Ну да ладно - прорвемся.

21:12 

Преподаю язык Атлантиды
Значит, три хороших новости:
1 - совершенно внезапно мне дали прибавку. Вот так пошлешь главного матом по телефону, а он тебе вечером пишет: "А давай на 800 р за а.л., а 950 тебе будем платить?" Давай, конечно.
2) в моей кошке мурчальник автоматически включается при нажатии на кошку. Это так здорово - коснулся котеньки, а она громко-громко мурчит)))) Купила ей какую-то непонятную игрушку, но кошка в восторге! Бегает, резвится. Умиление сплошное)
3)я тут упарываюсь по плаванью - тренировочки 5 дней в неделю. Как я дошла до жизни такой - совершенно не могу вспомнить, но какой же это кайф. Плавать - это любовь. Особенно по вечерам - вода теплая, и кажется, что паришь - вот так совершенно нет разницы температур между телом и средой

@темы: Тыквенное

21:19 

Залипательная штука

Преподаю язык Атлантиды
17.11.2016 в 17:51
Пишет МТИ:

А что я нашла )



Выбираем звуки, смешиваем, ставим громкости и балдеем!


URL записи

14:55 

Преподаю язык Атлантиды
В детстве очень любила мультик "Князь Владимир". Так князь такой герой и вообще.
Потом, узнав, как оно все было на самом деле, подумала, что мультик-то не отражает всей сути истории. И вообще сложно воспринимать героем персонажа, который в реальности зарубил отца невесты и изнасиловал ее рядом с трупом.
А тут решила пересмотреть. Слушайте, да мультик-то - жесть! Там в самом начале, когда варяги отправляются в поход - это же набег, они там женщин в церкви зарубили!
И я вот смотрю и думаю, а ведь это умно - показать главного героя в кадре так, чтобы не было видно его противников (только мечи), получается, что он сражается с неведомой какой-то силой. А неведомое пугает, а потому - оно плохое...


10:58 

Преподаю язык Атлантиды
Я ничего не хочу сказать, но я в любилась тут.
А вот в кого...
Вот об этом я вообще совсем ничего не хочу сказать. :facepalm3:

@темы: Еженедельник, Дайте этой женщине парабеллум

20:32 

Преподаю язык Атлантиды
Не очень часто пишу про работу, но второй день отойти не могу.
Значит, скоро-скоро выпускаем книжку. Детскую литературу мы делаем мало и на пробу, как говорится.
Редко, да метко. Блин.
Сюжет такой. У маленького пятилетнего китайского мальчика Фу недавно умер дедушка. Любящий внук безутешен в своей скорби, но тут привидение его деда приходит проведать потомков и говорит, что тоже скучает.
А даааальше....
Предлагет воссоединить семью в том мире, для этого внук и дед планируют убийство мамы Фу, папы Фу и бабули.

То есть я хочу сказать, что ведь это же пиздец. Ну пиздец же.
Хотя написано довольно бодренько. В духе наших вредных советов.
Но я все равно два дня пытаюсь донести до главного, что это пиздец и печатать это совсем-совсем нельзя. :facepalm3::facepalm3::facepalm3:

@темы: Дайте этой женщине парабеллум

09:19 

Преподаю язык Атлантиды
Я страшная матершинница. То есть, во-первых я матерюсь, во-вторых, делаю это осознанно и с любовью, в-третьих, коллекционирую особенно хлесткие выражения.
Но тут Катя решила сосватать меня за брата своего. Предупредила, что при нем материться нельзя, а еще сказала, что он до пизды выебывается.
Ну ок.
Пошли, значит, гулять. Заходим в музей (да, я все еще умею развлекаться), там выставка русского авангарда. Я и Макс каждый со своей стороны рассказываем Кате, как это круто и всячески прикресно. И тут я предлагаю Кате ее сфоткать на фоне картины Поповой. Типа Попова и Попова - к - концепт.
На что Макс ззамогильным голосом с придыханием говорит:
- Я верю... что фотография крадет.......... ДУШУ!!!
Я, набрав в грудь воздуха, чтобы выматериться от всей души, открываю рот:
- УУУУУУУХ! - говорю я.

Жуть, я так даже при маме с папой себя не контролирую.
:five:

@темы: Тыквенное

09:05 

Преподаю язык Атлантиды
О, я вчера сходила в поход на Орлиную полку (это есть такие скальные выступы в Краснодарском крае)
Место это оживленное, кто туда только не ходил, но! Вчера был невероятный туман. Идешь такой по осеннему лесу, пахнет сыростью и прелой листвой, под ногами раскисшая земля, в ней вперемешку желуди, яблоки-дичка и медно-ржавая листва, а вокруг - туман!
Выходишь на полку - и ничего не видно, как будто утонул в облаке.



@темы: Еженедельник, Товарищ Хунта, я влюблён!, Тыквенное

07:35 

Преподаю язык Атлантиды
прошлое - это прекрасно, моя Мари,
только с собой его, милая, не бери.
лучше оставь его в бабушкином сундуке,
или у мамы в шкатулке, но в рюкзаке,
что ты несешь за плечами, его не храни,
слишком тяжелый камень, моя Мари.

прошлое - это как детство, скажи прощай,
изредка воскресеньями навещай.
но никогда в глаза ему не гляди,
прошлое - это зараза, моя Мари.
белый осколок чашки, причуда, пыль,
и на земле лежащий сухой ковыль.

это товар без возврата, пробитый чек,
смуглый мальчишка с родинкой на плече,
что целовал под саваном темноты,
первый бокал мартини, табачный дым.
всё, что когда-то выгорело костром:
истина, безмятежность, невинность, дом.

ты не святая, зачем тебе этот крест? -
сотни отпущенных рук, опустевших мест.
всё, что не прижилось и не проросло,
даже вот это ангельское крыло.
выбрось его с рождественской мишурой,
смело шагай под звёздами, громко пой.

прошлое - это так больно, моя Мари,
всё, что нельзя исправить и изменить.
каждое грубое слово, кривой совет,
тот утонувший в море цветной браслет.
слёзы на выпускном и последний вальс.
что-то хорошее тоже, но в том и фарс:

это есть якорь, что тянет тебя ко дну,
в прошлый четверг, в растаявшую весну.
если не сможешь и не шагнешь вперед,
то, что давно истлело, тебя сожрёт.

брось его в пламя, гляди, как оно горит,
полку освободи для другой любви.
прошлое - это прекрасно, моя Мари,
только с собой ни за что его не бери.

(с) Джио Россо

@темы: Товарищ Хунта, я влюблён!

Факты – это святое. Почти.

главная