Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:48 

Преподаю язык Атлантиды
Сегодня открыта новая локация - пространство Вокзал. Там был книгообмен, на котором внезапно никого не было, то ли мы поздно пришли, то ли что? О_О
Зато в оргах сплошь знакомые лица - приятно и очень дружелюбно.
А еще, пока туда шла, у Галереи меня подловил незнакомый парень с букетом тюльпанов. Очень суровый парень.
- Девушка, это вам. Держите, - всучил и ушел.
И стою я такая - Но, кто ты???

Дома вазы нет, поэтому я поматылялась с букетом и оставила его в Сгущенке - пусть радует других.
Это приятно на самом деле все. Ужасно люблю такие внезапные маячки от Мира. Надеюсь, у того паренька все хорошо. :dragon2:

@темы: Тыквенное

21:53 

Преподаю язык Атлантиды
Ноябрьская чашка.
В конце осени, когда все уже готово к долгой зиме, мы вдруг понимаем, что отчаянно нуждаемся в переменах. Опоздав, вслед за птицами пускаемся в путь, чтобы никогда не возвращаться к прежнему.
Аэропорт – место надежды.
Здесь всегда многолюдно и суетно, кто-то забыл дома тушь, кто-то не взял гостинцы для брата. Тут и там люди хлопают себя по карманам, проверяя, на месте ли паспорт. Именно в аэропорту мы преисполнены планами, ожиданиями, мы искренне любим жизнь, и даже тот, кто боится летать, ни на миг не допускает возможности катастрофа.
А еще в аэропорту самый вкусный кофе.
Сколько бы он ни стоил, мы всегда можем его себе позволить. Ведь если решаешь начать новую жизнь, нельзя отказывать себе в такой простой радости.
И вот на маленьком столике бистро появляется принесенная официантом чашка. Керамическая и совершенно белая, с чуть теплым кофе. Всегда можно сделать глоток, рассчитаться по счету и заспешить на посадку.
А можно сидеть целый час или даже больше, если рейс задержали, греть руки о чашку, долго не притрагиваться к содержимому и смотреть, как приземляются и взлетают самолеты, как другие пассажиры торопятся на свои рейсы. Можно думать о том, что остается позади, и о том, что ждет в будущем. Можно мечтать и верить.
А белая чашка услышит твои мысли.
Век этих чашек короток. Они могут упасть с подноса, могут треснуть в посудомойке, и на первый взгляд они все одинаковы, но каждая чашка в аэропорту знает главное: как сильно мы хотим жить.
За один день такую чашку держат руки влюбленной девушки, улетающей к жениху и волнующейся, как все пройдет. Чашка слышит, как часто бьется ее сердечко, и дает ей немного осмотрительности. От всех бед не убережешь, но ведь правду говорят, нет беззащитнее сердца, чем любящее.
Ее держат руки старика. Он многого добился, в своем деле он один из лучших специалистов, а теперь он летит к детям, и его одолевают сомнения, ведь по сути он летит к незнакомым людям. Ему чашка даст свое тепло, иногда этого достаточно, чтобы вспомнить, как это – быть с близкими людьми.
В такой чашке принесут первый кофе мальчику, сидящему между родителями, ведь он теперь совсем большой. Ему чашка даст веры в чудо. Пусть первый полет станет для него знаковым, научит его, что нет ничего невозможного для храброго духом.
За столиком напротив пьет свой эспрессо мужчина средних лет. Отец другого мальчика. Чашка напомнит ему, что детство – крайне скоротечно, а заодно даст смелости посмеяться над собой и стать сыну не только товарищем по играм, но и самым лучшим папой на свете.
Две одинаковые чашки в руках смеющейся пары. Впервые за десять лет брака они летят в отпуск вместе. Такая близость для них в диковинку. Им чашки дадут терпения снова принять друг друга, а еще – немножко авантюризма, чтобы снова друг в друга влюбиться.

Среди документов, посадочных талонов, срочных звонков и забытых вещей, в шуме спешащих людей и бесконечных объявлений диспетчера всегда найдется время для чашки кофе, на дне которой есть силы для новой жизни.

@темы: Неожиданное творчество

22:58 

Преподаю язык Атлантиды
Мне когда-то дядя Максим сказал очень крутую штуку: Родители и дети - это семья, мужья и жены - нет.
Я вот очень рада, что мы с семьей стали ближе в связи с Днем рождения Дедушки. Когда у тебя есть два таких прекрасных брата, как у меня - не так страшно понимать, что все остальное у тебя как из одного места.



@темы: Тыквенное

19:12 

Преподаю язык Атлантиды
Октябрьская чашка.
Воскресный день.
В тишине кухни слышно, как тихо гудит голубой огонек конфорки, а на нем в латунной турке неторопливо варится кофе. Умелые руки отмеряют кардамон на кончике чайной ложки и добавляют его в закипающую жидкость. Из шкафчика со специями достают баночку с молотой корицей.
Когда пенка на кофе поползла вверх, турку снимают с огня и тонкой струйкой наливают ее содержимое в маленькую коричневую чашку. Гладкая и блестящая, она словно пришла из того прошлого, в котором Османская империя господствует на Средиземном море. А теперь теплые сухие руки аккуратно поднимают ее и ставят на квадратный поднос из светлого дерева. Рядом серебряный молочник – семейная реликвия. Где-то он потемнел от времени, но накануне Самайна все, что ни есть в жизни, кажется уместным и правильным.
В руках появляется тарелочка в виде кленового листа, а на ней – три кубика сахара и горсть кусочков колотой карамели. Тарелочку ставят рядом с чашкой и молочником.
Руки берут поднос и, задержавшись, чтобы открыть дверь, выносят его на террасу. Пасмурный октябрьский день, безветренный и теплый. Наверное, последний теплый день осени.
Любимая чашка для любимого напитка. Она чувствует пространство, угадывает, как стая черных птиц мелкими стежками расчертила небо. Указательный палец левой руки проходится по ободку, чашка чувствует под собой изумрудно-зеленый клетчатый плед.
Октябрь – время любить покой. Чашка живет в своем мире тишины. Ее человек осторожен с ней, он приходит к ней каждый день, варит кофе, а потом сидит на террасе своего дома и смотрит на расстилающееся перед ним поле. В такой день, как сегодня, сухая трава стоит, не шелохнется. И человек долго, напряженно вглядывается, стараясь заметить какое-то изменение, но ничего не происходит.
Чашка не торопит его. Она знает, зачем он здесь.
Каждый день, когда турку ставят на огонь, маленькая коричневая чашка останавливает время. Кофе пьется медленно, осторожными глотками. Человек думает о чем-то своем. Каждый день он наливает в молочник свежее молоко, а на тарелочку кладет сахар и карамель. Бывают дни, когда он пьет кофе со всем приготовленным, а бывают – когда только с молоком или совсем без всего. Этого нельзя знать заранее. Он решает это, когда сидит, укрывшись пледом, на веранде. Человек оставляет в своем сердце место для этой маленькой спонтанности, и чашка рада этому. Она дает ему время. Столько, сколько нужно.
Каждый день, какая бы ни была погода, человек варит кофе, вертит в руках любимую чашку, а та останавливает часы и дает ему возможность просто быть, не боясь, что, если он отвлечется, жизнь утечет сквозь пальцы.
Маленькая чашка с кофе, который никогда не повторяется.

@темы: Неожиданное творчество

14:19 

Преподаю язык Атлантиды
Фраза дня: всех откупидонила!
Восхитительно)

@темы: Еженедельник, Критика чистого разума

15:33 

Преподаю язык Атлантиды
Насчёт ног. Это адский ад. Компресс помог, конечно. Мазь мне ещё весной принёс знакомый, когда я в припадке непойми чего устроила адскую стирку и точно также в кровь стерла руки. Не знаю, что тогда со мной было, но больше я так никогда не стирала.
Суть в том, что нынешняя площадь поражения слишком велика, в какой-то момент я забила и разулась. Как-то, когда ты в носках даже декан не производит особого впечатления. Сейчас еду к терапевту, разорилась на такси. Просто потому что а) могу б) отказываюсь жертвовать ногами дальше. Надеюсь, к понедельнику ноги заживут.

@темы: Тыквенное

01:10 

Преподаю язык Атлантиды
У меня есть всем прекрасные сапоги. Леголасовские. Невероятные.
Только вот я сегодня в них первый раз целый день ходила. И стерла ноги. Нет, не так, я стерта ноги в кровь, вся пятка, вся пятка, Карл! На обеих ногах. И я ничего ведь не чувствовал, пока ходила. Зато сейчаааас! Бесценно.
Завтра надо в сто разных мест, а я еле хожу. Сделала вот себе сейчас заживляющий компресс. Надеюсь, поможет.

@темы: Какого, спрашивается?!

19:45 

Преподаю язык Атлантиды
Очень как-то все уютно. Такое ощущение, что вернулась в себя ( тьфу-тьфу, чтоб не сглазить) была в икее, накупила свечек - тьму!

В икее все переделали, это очень хорошо, на самом деле. Я вообще радуюсь, что внешняя среда сильно изменилась с прошлой осени, и я не могу измываться над собой всяческими воспоминаниями.
Такое сейчас приятное состояние, когда кажется, что все плохое с тобой не случалось, а ты просто прочитала об этом в книжке.
Мир, пожалуйста пусть так и будет.

@темы: Тыквенное

13:26 

Преподаю язык Атлантиды
Рыба.

По гороскопу я Рыбы.
Мне часто говорили: «Ты же рыбы, чего ты хочешь?» Говорили: «О, так ты рыбы! Ну, это многое объясняет».
Это ничего не объясняет.
Это не объясняет, почему в моем доме свет говорит. Я слышу, как шепчутся лампочки в люстре, когда думают, что фонарик в телефоне их не слышит. Это не объясняет, почему кран в ванной страдает Альцгеймером, если бы нашелся кто-то, кто смог диагностировать болезнь у сантехники.
«Рыбы все такие»
Возможно, но я не замечала других людей, проваливающихся сквозь ступеньки. Когда ты идешь по лестнице, а вдруг твоя нога уже стала частью бетона.
«Рыбы изменчивы» - я становлюсь частью руки, коснувшейся меня. Я живу в глазах, смотрящих на меня, я могу стать стеной, если хоть один кирпич захочет меня. Я войду в кладку и оставлю свое тепло в ней.
«Рыбы эмоциональны» - муж смотрит на меня.
- Ты ненормальная, - шипит он.
Все внутри меня шипит, я чувствую, как мои стопы покрываются волдырями, пенятся, шипят ему в ответ.
- Я ненормальная, - шиплю вся я.
- Так не может продолжаться, - кричит он.
Я не могу оторвать себя от стола, да и где стол, а где я? Когда-то у меня были руки, а у стола – ножки, но где теперь ноги? Где я?
«Как рыба в воде»
В один день я выхожу из дома и иду к морю. Галька хрустит и перекатывается под каблуками моих сапог. Море волнуется внутри меня.
Низкое серое небо сливается на горизонте в черную от шторма воду.
Рыбка в сердце трепещет, я жду, когда волна отхлынет от берега, чтобы подольше оставаться сухой. Захожу по мокрой каменной крошке. Море накатывает белой пеной, заливается в сапоги, ноги начинают растекаться внутри обуви, я продолжаю идти. Юбка обвивается вокруг лодыжек, скоро ноги станут хвостом.
Вода обнимает меня за плечи, радуется мне. Я целую ее куда придется: в волну, в пену, в водоросли у поверхности.
«Рыба ищет, где глубже»
Я иду ко дну.

@темы: Неожиданное творчество

10:32 

Преподаю язык Атлантиды
Какой-то совершенный пиздец. Даже думать об этом не хочу.

@темы: Дайте этой женщине парабеллум

01:14 

Преподаю язык Атлантиды
Сериал "Дамское счастье" - это чудесное чудо. Не могу оторваться

@темы: кинщик спился...

19:38 

Преподаю язык Атлантиды
Вот был у меня знакомый, у которого болела спина. А в спине болело что-то непонятное, типа позвоночник как-то немного не так вырос и теперь передавливает очень важные артерии. Все отправляли его к врачу. Я - в первых рядах.
До того момента, пока он мне однажды не сказал:
- Все бы хорошо, но я не понимаю, что врач мне говорит.
Тогда для меня это было каким-то шоком. Мол, как так, ну а переспросить, а погуглить на худой конец. Помню, как-то я осталась с его лекарствами наедине, погуглила про них и поняла, наконец, что там у него болит. Никак ему это не помогло, но зато закрыло мою любовь понимать все на свете.
Так вот, я к чему, к терапевту-то я хожу. Но вот понимаю, что он мне говорит далеко невсегда.

Последние недели две (или около того) было такое чувство, что это - последняя осень в жизни. Нет, это не страсть к самоубийству была, а именно ну как констатация факта. Мол, не переживу. Люди умирают, глобально, это нормально
Вчера посмотрела Облачный атлас - умирать мне передумалось. Прям вообще-вообще передумалось. У меня даже нет секстета, который можно было бы оставить после себя.
А сегодня я вроде поняла, что имел в виду мой психотерапевт. Я не то чтобы не живу будущим, но в своем прошлом я не вижу ничего, что могло бы стать моим будущим.

На самом деле - вижу, но на тот момент - не видела, так что все норм.

@темы: Ножом по человеческой коре, Тыквенное

19:23 

Преподаю язык Атлантиды
У меня этическая проблема. Я тут староста группы, а в последнюю неделю - я была на 6 парах всего (и все еще считаю, что это больно дохуя), без меня народ вообще совсем не ходит, в принципе, не особо понимаю, что мое присутствие или отсутствие может изменить в мироощущениее взрослых людей, но сегодня тетенька из деканата обещалась ввалить мне завтра пизды за все про все.
И я вот думаю, мне спокойно смотреть на нее виноватыми глазами, или вспомнить, что я взрослый человек, блядь, и поставить сучку на место (тем более, ей-то столько же, сколько и мне)
Прям так и вижу:
- Милая, что вы из меня девочку на побегушках делаете?

Вот сижу и думаю. Покориться и смолчать или устроить сцену с кровью, розами-морозами, и утверждением своего социального статуса.
Быть милым распиздяем или скандалящим провокатором?
После чего я буду счастливее?

@темы: Тыквенное, Дайте этой женщине парабеллум

02:23 

Преподаю язык Атлантиды
В жизни у меня все хорошо, а вот с головкой все не очень.
Ходить к терапевту помогает. Вообще - это круто, когда ты можешь кому-то вот совсем откровенно прям до мельчайших подробностей рассказать. И он тоже считает, что с головой у меня не лады. Как терапевт он называет это страхом и замещением. Отличный термин - замещение. Еще отличный термин - незакрытый гештальт. Сейчас сижу и прокатываю во рту слово гештальт - как карамелька.

Это я к чему - половина третьего ночи, а у меня тревожность и бессонница. Я не хочу пить успокоительные, они-то помогут, но проснусь я вся разбитая. А завтра к первой паре, блин.

Тут еще отличная работа упала на меня походу - брать интревью у молодых лидеров разнообразных компаний. Причем они позиционируют себя не как босс/шеф/владелец, а лидер - это тру!

В пятницу в Москву лечу на выходные, может, удастстя и по работе лично встретиться.
А так все хорошо. В жизни.
А с головой - не очень.

@темы: Тыквенное, Дайте этой женщине парабеллум

23:11 

Преподаю язык Атлантиды
Сегодня разговаривали о написании рассказов про кружки. Изначально суть была в том, что чашка - главный герой. Сейчас выходит, что чашка - это особе волшебство. У каждой чашки свой дар для человека. Не вижу в этом ничего плохого, по-моему, есть что-то хорошее в том, чтобы в доме был чашковый дух-хранитель, лучше даже не один.
Суть не в этом, проскользнула такая фраза, что "читатель устанет вчитываться и писать нужно контрастно, больше экшна". Вот я ничего не имею против действия, контрастности вообще - отличные штуки, почему нет, но я категорически не согласна писать как-то для читателя, чтобы он, бедненький, не уставал или еще как.
У меня есть теория, что каждая история - она уже где-то есть. И, когда она приходит в наш мир, она приходит такой, как должна быть на данный момент.
Я вот хочу добраться до сказки про Гвендолин и Луиса и переписать ее всю, чтобы складно было, убрать оттуда вообще ведьму и много чего подправить. Но, когда она пришла тогда, она пришла правильной. О читателе нужно думать в контексте правильной расстановки знаков препинания, а рассказчик должен сказать то, что ему есть сказать. Не то, что хотят услышать, а то, что нужно сказать.

Во всяком случае, мне так ощущается

@темы: Критика чистого разума, Тыквенное

22:52 

Преподаю язык Атлантиды
О это чувство, когда хочется, чтобы все твои проекты как-нибудь сами собой сделались хорошо, а они сами собой вообще не делаются. Пойду работать дальше.

@темы: Тыквенное

23:53 

Преподаю язык Атлантиды
Июльская чашка.
Красная в белый горох чашка, кажется, была в серванте всегда. Легенда гласит, что когда-то это была чайная пара, и у чашки – такой большой – было когда-то блюдце, да где оно теперь, никто уж не упомнит.
Молодость этой чашки представить себе невозможно, кажется, она такой и появилась в доме – со сколом на ободке, с темной царапинкой от клея на месте, где крепится ручка. Эмаль на дне пошла сетью морщинок-трещин, а на стенках есть круглое рыжее пятно от въевшегося чайного налета.
- Уж всем терла, - сетует бабушка, - да, видно, не вывести.
Это самая добрая чашка в доме.
Бабушка наливает в нее компот из сухофруктов, и внук пьет его, обхватив чашку двумя руками и прихлебывая так: «Ф-ф-с-с-ф-ф!». Он пьет сладкую жидкость, не разбирая вкуса, а звук гуляет внутри, отражается от стенок, щекотно дрожит на губах. Чашка и сама как бабушка, колдует себе потихоньку, чтобы внучек выпил еще компотику. Полезный же. С витаминами.
Это чашка приходит на помощь поздней ночью, когда малыш заболел, и ему не спится. Бабушка ставит на плиту чайник, достает холодную с ночи чашку с полки и сыпет в нее сахар.
- Миленький, тебе сколько положить?
- Ложечек семь, бабулечка. Я там по вкусу размешаю.
И чашка как будто подмигивает старушке, мол, не переживай, сама по себе теплеет. В ней всегда вкуснее, чем в любой другой посуде.
На маленькой кухоньке при свете старой желтой лампочки сидят старушка и мальчик, слышат, как звенит за окном первый трамвай, а город еще спит.
- Эх миленький, лишь бы ты у меня не болел, - вздыхает бабушка, а чашка становится чуть теплее.
И вот, не допив чая, малыш начинает клевать носом, и бабушка относит его назад в теплую постель.
Летом, когда вся семья собирается в деревне, по утрам в нее наливают молоко. Если пьешь из другой чашки, то от холода зубы сводит, но в бабушкиной чашке молоко всегда вкусное, не теплое и не холодное, а такое, чтобы пить его взахлеб, а на лице остались белые молочные усы.
А когда внук вырастет и позовет соседскую девочку Лену собирать вечером малинку, он захватит с собой чашку в горох. Молодые люди будут шутить, он распетушится, скажет:
- И не понимаю, зачем нужна дача, все давно есть в магазинах.
Он потянется к Лене, обнимет ее уверенно, но в самый ответственный момент чашка вдруг выскользнет из рук и упадет в густую высокую траву. И парень с девушкой как-то стушуются, смутятся. У Лены запылают щеки, а у юноши сядет голос.
- Кхм, - откашляется он, - Ну что же мы, Лен… Давай помогу. Гляди, все рассыпали.
Чашка лежит в траве, дразня их своим красным боком, а они как-то второпях и молча собирают малину.
Когда она потянется за чашкой, он нагнется, и они стукнутся лбами.
- Лен, - почему-то шепотом.
- Да?
- Ты мне очень нравишься, Ленка.
Щеки пылают до самых ушей.
- И ты мне, - тоже шепотом, в горле пересохло.
Тогда они поцелуются нежно-нежно.
В середине лета, в зарослях малины чашка сверкнет лукаво в траве белым горохом и не будет им мешать.
А когда, много лет спустя, бабушки не станет, внук заберет на память из бабушкиного посудного шкафа самую добрую, самую теплую чашку – бабушкину чашку в горох.

@темы: Неожиданное творчество

22:00 

Преподаю язык Атлантиды
22:28 

Преподаю язык Атлантиды
Едем в маршрутке с Наокохома и обсуждаем, как мы напишем, проиллюстрируем, издадим нашу книгу, прославимся и разбогатеем.
Говорю:
- ну вот с разбогатеем будут проблемы, но можно попытаться продать книгу в иностранное издательство. Для этого нужно подружиться с издателем и как-нибудь сказать ему: Вот, Коленька, не в службу, а в дружбу - глянь на досуге... Правда, если он - иностранец, то какой-же он Коленька? Андреас!
- Да, Андреас! Или Малькольм? :five:
- Или Франсуа? Диего?
- Нет, Диего - слишком пафосно. Вот Мигель!
- Да-да, Мигель!
Поворачивается к нам Катя:
- А что вы делаете?
Хором:
- Выбираем имя для будущего издателя!


12:31 

Преподаю язык Атлантиды
Есть идея сделать серию рассказов. Этакая чайная серия. Чашка на каждый месяц.

Июньская кружка.
В каждом походном рюкзаке, сколько бы ему ни было лет, и даже если он давно лежит без дела в кладовке, обязательно сыщется такая кружка – блестящая, легкая, алюминиевая. Настоящая походная кружка.
В доме она может появиться двумя путями. Первый – начинающий походник пошел за всем необходимым для первого путешествия в магазин, где приветливый консультант подскочил к нему, впихнул ему в руки палатку, рюкзак, пенки, спальник, горелку, пару газовых баллонов, спирали от комаров, куртку, ботинки, носки, пропитку для всего этого и охотничьи спички. А когда начинающий турист из последних сил отбился от комплекта термобелья стоимостью в две его зарплаты, напоследок поинтересовался совсем незаинтересованным тоном:
- А КЛМН у вас есть?
- КЛМН? – ошалевший покупатель, нагруженный приобретенным инвентарем, смог поднять только брови.
- Кружка, ложка, миска, нож, - любезно уточнил продавец и сладко улыбнулся. Все, мол, голубчик, теперь ты мой.
В конечном итоге от ложки и ножа турист отбился сразу, рассудив, что этого добра и на его кухне хватает. С миской вышло сложнее, но он точно помнил, что где-то за кастрюльками лежит одна подходящая. А вот кружку пришлось взять.
- Подержите! Это алюминий! Она не ржавеет, ее хватит на всю жизнь, да еще какая легкая! – ворковал продавец, - Это вам не Китай! Австрийцы делают!
Второй путь – прямое продолжение первого, кружка досталась от папы-походника. Она уже исходила не один десяток дорог, из нее пили чай и под палящим солнцем, и под осенним ливнем.
А в один раз она оказалась в новых руках.
Солнце село, но в поле еще светло от лилового неба, воздух, остывая после жаркого дня, как будто слегка потрескивает, и от этого хочется громче смеяться, бежать со всех ног, пока не споткнешься и не рухнешь в высокие травы. И лежать потом, слышать, как заходится сердце, а над головой качаются потревоженные голубые колокольчики.
Люди шли весь день. Куда шли, зачем – никто до конца не понимал.
А сейчас они дошли до края поля, за которым – лес. Не сговариваясь, решили остаться на ночевку. Поставили палатки, развели костер. На ужин была каша, настоящая – огненная, чуть пригоревшая у дна, такая густая, что ложка в котелке стояла вертикально. К чаю у всех нашлись баранки и вафли, кто-то взял с собой мятные пряники. Заваривали принесенные из дома ромашку и мелиссу. Кто-то отломил с ближайшей елки пару метелочек и тоже кинул в котелок.
Выпала роса.
В июне ночи еще холодные, влажный воздух пробирался под свитера, заставляя зябко потирать руки, переступать с ноги на ногу. Все сгрудились у костерка, подставляя ему то колени, то спины.
Жар становился нестерпимым, но никто не отсаживался.
Когда чай подоспел, его разлили по кружкам. Особенность походной посуды в том, что ее должно хватать на количество людей, но между ними она распределяется в порядке очередности наполнения и близости к раздающему. Из походной кружки необязательно пьет ее владелец. Это может быть любой, кого нужно отогреть.
Она неудобная. Люди всегда забывают, как быстро она нагревается, как неловко и трудно держать ее озябшими, раскрасневшимися пальцами.
- Ах, черт! – рука дрогнет, кипяток, каплями прольется на колени. Человек машинально отставит кружку на землю, а затем резко взовьется, отряхивая чай с пальцев правой руки, притоптывая ногами и растирая мокрое, уже холодное пятно по штанам. Чай остывает, но в голове где-то у висков щекочется уверенность, что и сейчас будет горячо.
Человек злится.
- Горячий же! Осторожнее надо!
Он смеется, разводит руками, мол, все в порядке, это мелочи.
- Да я что-то задумался. Ерунда! – садится. Очень осторожно, подцепляя ногтями за выступающий ободок, поднимает свою кружку с земли. Смотрит на нее подозрительно, ожидая нового нападения.
А магия уже действует.
Человек дышит, смеется и грубовато шутит, потирает разогретые теплом костра колени.
Чай остывает.
Откуда-то в этом сборе есть цвет каштана и мята. Они щекочут губы, обманчиво пахнут лимоном и осенью. Человек расслабляется, обхватывает кружку двумя ладонями.
Первый поход после долгой зимы.
Люди поют песни, говорят о своих делах и планах на лето.
Кружка отдает свое тепло человеку. Она видела столько дорог, слышала столько голосов. В нее набирали ледяную воду из горного ручья, по утрам заваривали отвратительный, приторно-сладкий растворимый кофе, чтобы побыстрее двинуться в путь. Ее забывали на стоянках, забивали ей колышки палатки. Она настоящий боец в мире посуды. Этакий спецназовец. Но еще она ведьма.
Дар соучастия, с которым она хранит свое тепло для холодных рук – еще не все.
С каждым обжигающим глотком, с каждой пролитой на штаны и руки каплей алюминиевая походная кружка, такая легкая и незаменимая, как обещал продавец, умывает усталое человеческое сердце.
Укладывая дома рюкзак, человек уходит от пыли будней. В лесу, в горах, на реке – телом он свеж, но до сердца не так просто добраться. И потому кружка идет на всяческие уловки. Она обжигает, выскальзывает, подводит. Человек злится, слезы сами собой появляются на ресницах. Но никто не может уйти. Есть только человек и кружка – совершенно незаменимая вещь.
И вот ей приходится испытывать своего человека. За один вечер на опушке леса он переживет целую жизнь. Он будет надеяться, он получит желаемое, но оно окажется не таким, как ему казалось, придется мириться с разочарованием, а потом – находить в полученном свою особую прелесть.
Когда все разойдутся спать, а в кружке чая останется на глоток, он посмотрит вверх, а там – тысячи дырочек-звезд на ночном покрывале неба. Это ошеломит его. Так много терзаний в душе, а за ними не видно вселенной.
- Последний глоток, и спат, – скажет он.
Допьет чай, встанет, чтобы идти в свою палатку, и на третьем шаге вдруг почувствует, как легко вдруг стало жить, и все вдруг проступит отчетливее: темные еловые лапы, высокие заросли крапивы, посверкивающее кружево паутинки. Человек услышит плеск реки. Он вдохнет, выдохнет. Почувствует себя новым, другим. Пообещает, что никогда больше не потеряет это ощущение.
И за долгое время впервые окажется счастливым.

@темы: Неожиданное творчество

Быть

главная