Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
10:25 

Преподаю язык Атлантиды
Бегаю по потолку.

МЫ ВМЕСТЕ МЕСЯЦ, А Я НИ РАЗУ НЕ ПЛАКАЛА!!!! ЭТО УСПЕХ, ГОСПОДИБОЖЕМОЙ!!!
Счастлива. :dragon2::dragon2::dragon2:

@темы: Тыквенное, Товарищ Хунта, я влюблён!

10:12 

Чудеса, да и только

Преподаю язык Атлантиды
Я как-то так привыкла, что, когда ты счастлив какое-то продолжительное время - всегда случится какой-нибудь пиздец. Ну так положено.
Андрей уезжает в Москву к дочке. Дочка - лапушка, речь не об этом.
Как-то все так стало совпадать, что чуть ли не - спасибо, что ты есть, но дальше каждый идет своей тропкой. Я даже успела понять, что моя уверенность в том, что, он уйдет, а я не замечу - фикция. И даже успела погрустить.

И вот чудо этого человека в том, что каждый раз, когда я думаю - все, сейчас должен быть пиздец - он не только не случается, но наоборот - меня обнимают и дают чувство защищенности и покоя. Можно смело дальше жить.

@темы: Тыквенное

00:07 

Преподаю язык Атлантиды

Гаситель усталых фонарей.

На юге темнеет рано.

Сейчас солнце оглаживает лучами причудливые фасады домов,
празднично разодетые в портики и мезонины, оставшиеся с той поры, когда
значения этих слов не приходилось искать в словаре. А меньше, чем через четверть часа оно вдруг
срывается и падает за угловатую, исчерченную крышами, линию горизонта, и плоская
тарелка ночного неба накрывает город, давая привилегию освещать улицы
многочисленным фонарям.

На одном таком фонаре вечером пятницы начала сентября сидел
Гаситель усталых фонарей и в чем-то с пылом убеждал своего питомца.

- Друг, ну ты сам посуди! Это же просто домашняя лампочка!
Самая обыкновенная, совсем ничего особенного! Чтоб мне провалиться, да она
наверняка даже не знает, что ты есть! Любит себе лампочку в холодильнике. Сто
пудов, предел ее романтических способностей – подумать о существовании
освещения в подъезде! Да ведь она старая
как мамонт!

Фонарь молчал и не желал загораться.

- Нет, ты что, серьезно?! – Гаситель усталых фонарей
постучал ладонью по плафону, - Эй, очнись! Это просто лампочка в торшере!
Просто лампочка Ильича в старом торшере! Не светодиодная! Да что с тобой такое?

Дух посмотрел вниз. На тротуаре сидела полосатая кошка и
смотрела на колесо рядом припаркованного автомобиля.

- А если это судьба? –
подумал Гаситель усталых фонарей, сам не зная, кого имеет в виду.

Он встал на плафон, хорошенько прицелился, оттолкнулся и
перелетел на карниз четвертого слева окна на третьем этаже.

Фонари в том или ином виде были всегда. Менялась форма,
содержание оставалось тем же. Так и дух-хранитель менялся вместе с ними, оставаясь
юным, заботливым и сочувствующим. Обычно
он следил, чтобы ночью всегда был свет для тех, кому он нужен. Но фонари бывали
ужасно несговорчивы. Они то влюблялись в разные огоньки, то на них нападала
меланхолия от отсутствия ночных прохожих, то, наоборот, нервозность от
избыточного количества гуляющих по ночам, то им было холодно, то жарко, то
дождливо, то на них сидели птицы, а то – не сидели.

И Гас всегда разбирался с проблемами подопечных.

- Если бы мне захотелось влюбиться, - чертыхался он,
стараясь как можно тише открыть окно, - Я выбрал бы маяк. Светит себе.
Героичен. Прекрасен. Недосягаем. Он – Одиссей, я – Пенелопа. Идеально, черт
побери!

Створка окна поддалась, и дух попал внутрь.

Гасителю усталых фонарей никогда не нравились замкнутые
пространства. Что-то в них было ущербным. Когда вокруг тебя целый мир, а ты
прячешься от него в комнатушке четыре на
три с половиной, в которой и есть только, что воспоминания о том большом мире
за стеной – это ужасно. Но людям почему-то нравилось так жить. Создавать свой
мирок в мире.

Гас огляделся.

Это была комната, о которой только и можно было сказать:
комната как комната, ничего особенного. Никаких милых сердцу безделушек или
беспорядка, свидетельствующего о сумбурной жизни квартиранта. Не было книги,
забытой на диване, конспектов на столе. Безликая комната незаметного человека –
только и всего.

Гас подошел к торшеру, стоящему у дальней стены.

- Привет, малышка, - сказал он лампочке внутри, - Прости, но
тебе сегодня придется посветить вхолостую.

Гас щелкнул выключателем. Одновременно с лампочкой загорелся
и фонарь.

- Мавр сделал свое дело, - довольно хмыкнул дух, разворачиваясь,
чтобы уйти.

- Кто здесь?! – тихий, дрожащий от страха голос. Щелчок
выключателя. Загораются лампочки люстры.

Гас морщится. «Ну вот же блин!» - его не видно, но как
неприятно вот так на ровном месте попадать в переделку. Нужно скорее уходить. Он в два прыжка перелетает комнату и
оказывается на окне – невидимый и бесшумный, только тюль шторы колышется от его
движения.

- Кто бы ты ни был, пожалуйста, не убивай меня! Деньги в
верхнем ящичке серванта, под письмами. Я никому ничего не скажу!

Гаситель усталых фонарей оборачивается, толку в этом нет, но
хоть взглянуть, кого он так перепугал.

Как и должно было быть, это оказалась девушка. И она
полностью соответствовала описанию своей комнаты – девушка как девушка, ничего
особенного. Но вот ее руки – аккуратные,
сильные руки пианистки. Гас подумал, что таким рукам самое оно – зажигать
фонари. И эти руки делали невзрачную
девушку особенной, они будто говорили: «Я не просто так существую на свете, я
ничем не хуже! Я тоже герой!»

Гас стал навещать влюбленный фонарь каждый вечер. Довольно
скоро выяснилось, что лампочка в торшере действительно влюблена, но, правда, –
в светодиод ноутбука, хотя внимание уличного фонаря ей, конечно, льстило. Так
бывает приятно девочке-отличнице симпатия главного хулигана с района. Еще
выяснилось, что девушка совсем не пианистка. Она работала кем-то вроде
бухгалтера, гостей домой не приводила, увлечений у нее не было, ночевала всегда в своей постели.

А Гас сидел на окне, смотрел на нее и вспоминал, сколько раз
он говорил своим подопечным: «Ну ведь в ней же ничего особенного!»

Он стал приносить своей девушке маленькие дары. Они всегда
ее очень пугали, смущали, но она по какой-то причине никогда их не выбрасывала.
Гас то оставит на подоконнике свежие цветы, то
на прикроватном столике забудет почтовую открытку с маяком.

И в один вечер он принес ей книгу. Самую неромантичную
книгу, которую только можно вообразить –
«Азбука Морзе» автор Семюэль Морзе.

Она стала оставлять окно открытым.

В один вечер Гас нашел на подоконнике листочек бумаги,
спрашивающий: Кто ты?

На следующий день, дождавшись, когда девушка придет домой,
внимательно все осмотрит и, не заметив следов его присутствия, посмотрит в
окно, он «отстучал» ей лампочкой фонаря: Я – друг.

Первого ноября лампочка торшера отстучала: Я здесь, а ты?

Фонарь в ответ: Я всегда здесь.

Лампочка отморгала: Поняла.

В ночь на первое января она оставила окно открытым. Ближе к
полуночи по комнате прокрался холодный ветерок, и на диване оказался сверток с
нотами Дебюсси.

Фонарь проморгал: Музыка – то, что тебе нужно.

Анна кинулась к выключателю: Я люблю тебя.

Фонарь помолчал, затем отстучал: Спасибо, что ты есть.

 

И замолчал.


@темы: Неожиданное творчество

21:07 

Преподаю язык Атлантиды
Хорошо:
Чехов - милейшая милость. Лоток знает, меня любит, когда я от нее немножко устаю, она тоже от меня устает и идет спать. Очень круто
Андрей прекрасен.
"Нет таких слов, которые нельзя говорить. Ты можешь сказать все, чему захочется быть произнесенным"
Чехов думает, что, когда я печатаю, я с ней играю. И прыгает на клавиатуру. Выход: посадил ее на плечо. Она рада и мурчит.
Натырила О.7 л прекрасного гречишно-ака(ционного????) меда.


Плохо:
Папе хотят сделать операцию на сердце.
Наш друг все еще в больнице.
Я еще не выздоровела

@темы: Тыквенное

16:29 

Еда

Преподаю язык Атлантиды
Взяла в Ашане замороженную стручковую фасоль. Пожарила. Благословенная еда! Это лучше, чем мясо, а вкус такой же.
Почему мне никогда не приходило в голову жарить фасоль раньше?

@темы: еда - штука серёзная

22:45 

О готовке

Преподаю язык Атлантиды
Вообще с приготовлением еды у меня сложные отношения. Для себя я стараюсь не готовить и вообще всячески избегаю этой повинности. Но для кого-то мне готовить нравится. Вот приезжает Андрей, и я хочу ему что-то такое приготовить (круто, что мы оба мясо не едим - это очень упрощает жизнь). Другое дело (и это, кстати, уже комплекс), что я жо усрачки боюсь, что ему не понравится.
Или что не будет вообще никакой реакции.
Как тебе?
Никак.

Нет, вообще, этот человек опровергает все мои страхи каждый раз. Я понятия не имела, что благодарность способна заставить меня так расцвести.
Просто я очень хорошо знаю, как это, когда ты - досадное недоразумение.
Поэтому я очень боюсь что-то такое делать. Боюсь сама звонить, предпринимать что-то. А когда-то я была маленьким героем, который в 18 никому ничего не сказал и уехал к незнакомому человеку, которого видела-то мельком один раз в лесу, в Краснодар.
А теперь страшно позвонить самой. Да... Дела.

Вообще, это еще не самый пиздец, если честно. Вот мы вчера сходили на Свет в океане.
Фассбендер прекрасен. Фильм очень хорош. Книгу я не читала, но и слава богу. Другое дело, что он отлично бьет по моим болевым точкам. Одно дело - предаваться легкой грусти на тему натворенных делов, а совсем другое - два с половиной часа получать по болевым. Меня трясло и тошнило, я рыдала. Мне очень хотелось закидаться успокоительными и больше никогда не выходить из дома.
До вчера я активно показывала Андрею, какая я, значит, активная, инициативная и всячески прекрасная.
Вчера все по пизде пошло.

А сегодня он приехал, обнял, поцеловал и сказал: Хочу всегда видеть тебя счастливой.
И стало очень легко жить.

Спасибо ему.

@темы: Тыквенное

00:12 

Чехов

Преподаю язык Атлантиды
В доме новое существо - зовут крошечку Антон Павлович Чехов. Или Тошечка или Чехи. Она мурлыкает и все исследует. А еще она норм вполне отреагировала на улицу. Я несла ее на руках где-то минут 15, и она все с таким энтузиазмом разглядывала.
Вдруг это будет кошка-путешественница?

@темы: Чехи, Тыквенное

10:47 

Преподаю язык Атлантиды
Не люблю себя, когда болею. Ужасно склочное существо. И читать мне тяжело, и сосредоточиться не могу, и болезненно переживаю, что выходные вроде закончились, а я просто проболела, даже не поработала нифига. Что же делать, как избавиться от этого состояния?

@темы: Дайте этой женщине парабеллум

09:23 

Преподаю язык Атлантиды
Все-таки я разболелась, и мы никуда не поехали. Но собираемся в кино. На свет в океане.
Господи, я могу сходить на свет в океане с мужчиной - это же чудо!

Вообще, как-то мне тут знакомая пошутила шутку: если у вас есть хуй - это еще не значит, что вы мужчина, вполне возможно, вы - хуйня.
На контрасте с шуточкой отрадно осознавать, что со мной все-таки мужчина. Он сильный. Эмоционально. Очень сильный человек. Как-то так выстраиваются наши отношения, что ему можно рассказать все не потому, что боишься, как бы он сам это все не узнал и тогда истерика гарантирована, а потому что ему можно это рассказать. Он не воспользуется этим против тебя, не бросит одну (извините) в океане. Это здорово. Это прям очень здорово.

Еще из приятного - сделала маску для волос с имбирем. Как просто, а сколько счастья! Они такие мягенькие, сверкающие! Имбирь - и жизнь удалась!
Вчера с Котом упарывались на Принцессу лебедь 5. Охохохохо! ПОЧЕМУЭТОПРОШЛОМИМОМЕНЯ!!!
Это феерический пиздец. :facepalm3::facepalm3::facepalm3: Но прекрасный! Шуточки про то, что пора делать детей - да там в одном подмигивании секса больше, чем во всей моей жизни!
Просто прекрасно. Прекраснейше!

@темы: Тыквенное, Критика чистого разума

14:08 

Преподаю язык Атлантиды
Совершенно внезапно тело решило заболеть, ещё вчера все было хорошо, а сегодня - пиздец какой-то. Самое неприятное, что это, походу, не вирусное, а реакция на лекарства, которые я пью. И так вроде может быть. Весь день себя пинаю по квартире за обезболивающим и назад
А завтра ведь собирались ехать в горячий - ходить по лесу.
Надо попробовать вытолкать себя на улицу - вдруг полегчает.

@темы: Тыквенное

16:22 

Преподаю язык Атлантиды
В троллейбусе сегодня контролер сказала слово: долаживать.
Даже так долажИвать
- я что буду свой рубь долажИвать
О_о

@темы: Странный мир

22:13 

Я просто задокументирую это

Преподаю язык Атлантиды
Вот у меня есть человек. И зовут его Андрей. И это, ей Богу, прекрасно. Он живет у моря, т.е. от меня в 2.5 часах езды. И его это нисколько не смущает. Хотел заехать вчера вечером.
По вечерам я обычно работаю работу. А дальше диалог;
- Я тебе буду очень рада, только вот я тут работаю, меня отвлекать
нельзя пока что.
- Ну, отвлекать тебя нельзя, но любить-то можно.

И вообще, знаете, вот я с каким-то доисторическим мышлением, но когда человек говорит словами через рот, что любит тебя, что ты прекрасна, что твои дела - интересные, что он очень рад, что ты есть - это круто!
Круто, когда он не чурается обнять тебя на улице, или взять за руку в кофейне. Круто, что, представляя тебя знакомым,ты получаешься не просто "Это Маша, она из Москвы" - а это моя любимая.

Вот даже если потом все по пизде пойдет - хуй с ним, Гсподи.
Как же круто, что ты не прокаженная какая-нибудь, что ты не сумасшедшая, которой нельзя лишний раз рта раскрыть, и что твои достоинства требуют большей вербальной активности, нежели просто "ты красивенькая"

Просто пришел человек, который вселяет в меня уверенность в своих силах всем своим существованием. Как же круто, Господи.

@темы: Товарищ Хунта, я влюблён!, Тыквенное

11:50 

Преподаю язык Атлантиды
Пишу историю про Заклинателя птиц. Как же это классно, когда уже выработалась привычка писать об этом мире - как новая дверь в квартире, ты всегда можешь в неё зайти и побыть там в своё удовольствие

@темы: Тыквенное, Товарищ Хунта, я влюблён!

17:43 

Про работу

Преподаю язык Атлантиды
Кстати, сегодня (в принице, сейчас) начала книгу китайской кулинарии.
В общем, вкусы в китайском (из странных): острый и вызывающий онемение - то есть, когда во рту полыхает так, что языка не чувствуешь - вот для этого ощущения есть отдельное название, специальное слово О_О
Или есть вкус супа малатан (я хз, что это) - блин, вот ни кислый, ни острый, а вкус супа малатан
Странный мир.
Отдельный тэг для этого заведу

@темы: странный мир, Тыквенное

17:23 

Преподаю язык Атлантиды
Жизнь очень четко делит все на хорошо и плохо.
Хорошо:
Я учусь, в этом году я староста, почти все преподы у нас новые - могу сделать вид, что я ответственный студент.
Сегодня в последний момент сменила науч. рука (онокактосамополучилось) - пишу курсовую по анахронизмам. Круть!
У меня прекрасная работа (Мозг от нее сворачивается в трубочку, но она все равно прекрасная и делает мою жизнь осмысленной)
Дочитала "Блуда и Мудо" Иванова - все-таки из живых это мой любимый автор.
Почти нет времени на то, чтобы просто потупить. Это вот особенно круто
Хожу на линди-хоп - он прекрасен.
Делаем Чистые игры - круто, полезно, радостно.
У меня есть человек, который меня очень сильно любит. Я не понимаю, зачем ему такой геморрой, но тоже его люблю. Обо мне так заботился только папа, когда я была маленькой. Что-то щемит внутри, наверное, так оттаивает девичье сердце.
Учусь играть на гитаре - кайфовое занятие.

Плохо:
Последствия всякой мерзости, понаприключавшейся со мной вначале лета дают о себе знать, но у меня классная тетенька-врач. Она уверена, что все будет норм.
Один утомительный человек иногда всплывает на горизонте. В последнее время он выныривает из небытия чуть ли не каждый день. В принципе, ничего плохого в этом нет, но в какой-то момент поймала себя на мысли, что мне срочно нужно успокоительное. Тогда поняла, что он меня все-таки ужасно напрягает.
Ну и еще я что-то соскучилась по семье, но как раз сегодня утром взяла билеты в Москву на 13 октября. Так что совсем чуть-чуть осталось

@темы: Тыквенное

01:22 

Преподаю язык Атлантиды
«У Ангела»
Осень приходит вовремя, и это почему-то всегда неожиданность. Похолодания и затяжных дождей ждут то в начале июня, то в самом конце октября. Все то надеются на бабье лето, то готовятся к зеленой зиме, но почему-то никто не предполагает, что в ночь на первое сентября ночная духота точно по расписанию сменится тянущим из-под балконной двери сквозняком.
И как-то для всех становится новостью и шуршание опавших листьев, и исчезновения из уличных красок яркого солнца, и вот человек остается в этой перемене совсем один, неподготовленный к ней и не знающий, как же теперь жить со всеми этими нововведениями.
Поэтому-то осень так трудно бывает пережить. Еще с весны люди готовятся к ней, обновляют гардероб, заводят любовь, чтобы летом было с кем ездить в лес за грибами, да на дачу – заготавливать провиант. И все равно, что ни делай, а настанет где-нибудь в ноябре день, когда все будет просто ужасно.
Сначала ты не услышишь будильник, опоздаешь на работу или учебу, забудешь дома деньги на проезд, захлопнешь ключи в квартире, у тебе сломаются наушники, а на улице весь будет даже не дождь, а такая ледяная серая хмарь, от которой и дышать-то тяжело, а ведь нужно же как-то жить.
И где-то ближе к вечеру, часа, например, в четыре, ты поймаешь себя на том, что неважно живешь ты один, с любимым человеком, родителями или котом, а все равно дома тебя ждет только гора немытой посуды, да счета за коммуналку. Вот тогда-то Осень решит – пора! И ты сам совершенно случайно забредешь в незнакомый двор, дойдешь до входа в подвал, над которым на желтой размокшей картонке розовыми буквами плывет: «У Ангела». Ты посмотришь на выкрашенную коричневой краской фанерную дверь, которая переживает здесь сороковой сезон – хорошенько подумаешь, куда ты вообще пришел.
И обязательно войдешь.
Подвал занимает всю площадь под обычным пятиэтажным домом и поделен перегородками, ширмами и шторами на комнаты и закутки. Здесь всего три столика и барная стойка, нет ни одной пары одинаковых стульев, да и вообще все стулья, что есть – трехногие, без спинки, расписанные красками, обмотанные нитками. Здесь повсюду бумажные самолетики из чьих-то школьных сочинений, на полу вытертый ковролин весь в пятнах засохшей грязи. Диванные подушки (и среди них тоже не сыщется комплекта) разбросаны по полу перед невысокими пенечками – что-то вроде столов.
Четыре лампочки Ильича под потолком в разных местах дают немного света, но и его хватает, чтобы увидеть пыль, сплошной завесой висящую в воздухе. Стены хранят воспоминания как минимум о шести попытках привести помещение в надлежащий вид: где-то поклеены обои, на одной стене даже в три слоя, которые сейчас расклеились и свисают до пола как страницы гигантской детской книжки с картинками. Здесь много книг, в которых не хватает страниц, еще здесь живут две кошки-хромоножки и крыса без хвоста.
А еще здесь варят невероятный кофе. Когда его пробуешь в первый раз, кажется – та еще бурда, но на языке остается легкий привкус мяты, и леденцов «Барбарис». И этот кофе станет твоим любимым.
Заправляет тут Джеки Ли – старуха древняя как черепаха. Она носит старомодный корсаж и крахмалит длинные юбки, седые волосы кое-как заплетены в косу. Джеки Ли часто смеется неприятным старческим смехом – тогда видно, что из всех зубов у нее остался один – да и тот гнилой.
Каждому, кто приходит сюда впервые, здесь не нравится.
Каждый становится постоянным гостем.
Их здесь немного, человек двадцать, не больше. Никто не говорит, откуда узнал про кофейню, как нашел дорогу, а те, что в один день перестают приходить – не возвращаются, чтобы объяснить причину своего исчезновения.
Старой Джеки давно за восемьдесят, а может – и больше. Когда ты приходишь, она щурится и смотрит оценивающе, потом готовит тебе напиток по своему усмотрению. Иногда шушукается с одной из кошек, тогда та приходит помурчать к тебе на колени, и ты забываешь о серой хмари за дверью подвала.
Кроме кошек и крысы здесь постоянно живет один юноша. Джеки зовет его Женечка, а сам юноша себя никак не зовет. У Ангела не принято сплетничать, но Женечка вызывает пересуды. Говорят, что он глухонемой.
- Да, а еще он ее сын, - соглашаются остальные, - Вы посмотрите на нее, если бы не этот зуб, то я и сейчас расплел ей косоньку.
Другие считают, что Женечка Джеки все-таки не сын, а внук, и не глухонемой, а просто дал обет молчания – странная семейка, что с них взять. Есть еще третья версия, но ее шепчут очень осторожно, по ней выходит, что юноша – последняя любовь старухи Ли. Никто в это, конечно, не верит, но возразить нечего. И подозрения витают в воздухе.
Ты и сам один раз видел, как Джеки сняла со стены гитару, села на пол по центру комнаты и запела. Голос у нее был низкий и хриплый, он дробился в стекле лампочек, и начинало казаться, что старуха молодеет. Что вот сейчас она встанет, станцует что-то резкое, дробное, с четким ритмом, а после – увлечет тебя за собой.
Юноша был рядом и смотрел на Джеки точно как и ты – с темной, отравляющей страстью.
Кем бы он ни был, но всякий раз, когда он приносит тебе твой чай, кофе или что-либо, что сочтет нужным, тебе кажется, что ты дома, тебя обнимают и любят, и все будет хорошо.
Иногда Женечка пропадал. Он мог отсутствовать несколько месяцев, а потом возвращался бледный, оборванный и как будто прозрачный.
Пока его не было, Джеки была особенно сварлива. Каждого гостя она норовила научить жизни. Откуда-то в подвале появлялась стопка газет «Ищу работу», старуха заставляла посетителей читать вслух каждую страницу.
- Требуется инженер до тридцати пяти лет… - читал кто-нибудь.
- А тебе сколько лет? – Джеки скалилась.
- Двадцать шесть, - отвечал гость.
- Смотри, паренек, девять лет осталось. Не успеешь - так и проболтаешься в этом подвале всю жизнь. И толку тогда было с тобой возиться?
Так старуха давала понять, что все гости живут неправильно и зря.
Чтобы придать их существованию смысл иногда она пристраивала по домам котят, а иногда – фикусы.
Хоть Джеки и слыла цыганкой, но никаких карт, шаров, рун или свечей в подвале было не найти. Как-то раз ты попросил ее:
- Скажи мне что-нибудь.
- Что-нибудь, - она поставила чашку на столик, - Счастье – это большой труд. Тебе пора перестать лениться и ходить сюда как к себе домой.
Но в подвале тебе хорошо и уютно, это твой дом, ты понимаешь, что сил навсегда уйти отсюда у тебя еще нет. Еще нет.
Ты пришел сюда холодной осенью год назад. Сегодня, выходя из подвала, ты столкнешься с новым гостем. Он стоит и решает, заходить или нет, задавая себе вопрос: а что я тут делаю.
А за его спиной стоит Женечка – полупрозрачный, с большими крыльями, которыми он обнимает гостя с двух сторон. И когда решает, что тот достаточно посомневался, легко толкает его в спину.
Ты пропускаешь нового человека и внимательно смотришь в лицо ангела.
Тот улыбается и задевает тебя крылом.
Ты готов быть счастливым. Ты счастлив, и есть силы уйти насовсем

@темы: Неожиданное творчество

23:07 

Преподаю язык Атлантиды
Фраза дня - Поэт виноват, что он поэт

@темы: Дайте этой женщине парабеллум

10:15 

Преподаю язык Атлантиды
Папу утром положили в больницу. Два дня давление 220. Я в шоке. Мой папа - самый здоровый человек во Вселенной, ничем кроме аллергии на хомяков никогда не болел, бросил курить лет десять назад, пьет лимонады, занимается спортом и ходит в походы.
Ненавижу страх.
Вчера созванивалась с Мишенькой. (Миша - это моя постоянная любовь. Я влюбилась в него первый раз, когда мне было лет 12. Миша - это Луис, человек, который открыл мне, что жить - это прекрасно) Так вот моя любовь хандрит и чем-то болеет. Он шутит и говорит, что ерунда, а я седею от того, что он не говорит, чем болеет, и от того, что сбрил только отросшие волосы. Ему идет, конечно.
Разрыдалась ему в трубку, что не переживу, если он уйдет.
Обещал не уходить.
Лето вроде и закончилось, а пиздец от него продолжается

@темы: Тыквенное

01:52 

Цена волшебства.

Преподаю язык Атлантиды
Цена волшебства.

Говорят, от судьбы не уйдешь. Еще говорят, что, чему быть, того, как водится, не миновать, и, что, если уж что на роду написано, то тут уж ничего не поделаешь.
Анна очень не любит пословицы и поговорки, а еще присказки эти дурацкие, отвороты и заговоры. Анна ведьма и знает, какова на самом деле цена волшебства.
А еще Анна не любит лето. Каждое лето – как жара перед грозой, как обещание скорой беды. Когда в мае рассеивается дымка цветения белых яблонь, и сирень начинает терять свои лиловые метелки, Анна снимает платья, прячет в шкатулки бусы из зеленого бисера и золотые бабушкины серьги. Она убирает подальше гадальные карты, хрустальный шар, выбрасывает оставшиеся с прошлого года травы.
Не привлекать внимания. Ничем себя не выдать. Переживешь лето – переживешь весь год.
Ей двадцать семь. Последние десять лет каждое лето она прячет обкусанные в кровь пальцы в длинные рукава полосатого старого джемпера, залезает в старые джинсы, которые видели столько дорог и перекрестков, что настал день, когда даже в машинке пыль из них перестала выстирываться. И никаких тебе черных кошек, метел, котлов, зелий и чар. Только дожить бы до сентября, чтобы снова жить.
Анна смертельно устала. Не спасает ни кофе, ни водка, ни сигареты с отломанным фильтром.
- Все это очень тяжело, - говорит она стенам кухни и трет холодными узкими ладонями лицо, - Очень тяжело.

Потом наступает август – самое опасное время. В этот месяц Анна старается не выходить из дома, не подходить к окнам. Она не берет телефон и не сидит в Вконтакте. Все решается в этот месяц.
31 августа у нее кровь идет носом.
Давление шкалит как у семидесятилетней старухи. Анна до последнего пытается отпаивать себя ромашкой и зизифорой, пока не понимает, если не пойти в аптеку, то придется вызывать скорую, а это уж точно знак судьбы.

- Черт бы их всех побрал! Горите в аду… - Анна шнурует ботинки и выходит в подъезд. По пути с пятого этажа до первого ей кажется, что все будет хорошо.
- Да я же выгляжу как панда-наркоманка! Кто на меня посмотрит-то? Только нурофен куплю, да домой. Тут идти один дом всего.
Анна бежит на улицу, а затем через дорогу – прямо к крыльцу аптеки. На котором сидит перед тремя ведерками с цветами седая беззубая женщина. Она смотрит на Анну, но как-то мельком и отводит взгляд.
Анна зажимает переносицу рукой, запрокидывает голову, открывает дверь.
Когда она снова выходит на крыльцо, цветочница никуда не делась. Анна понимает - добегалась, она садится рядом, достает пачку Винстона, вытаскивает сигарету, тонкими, исцарапанными пальцами отламывает фильтр.
- Бабушка, неужели все? – спрашивает Анна.
- Да, милая.
Мимо проходит пара студентов. Низенькая девушка в джинсах, которые ей нелепо длинны и в туфлях, которые ей тоже не по размеру, а с ней за ручку юноша – почти мальчик: волосы стянуты в хвост, счастливая улыбка на лице. Он останавливается, чтобы купить своей спутнице цветы. Анна видит, как он переводит взгляд с букетов сначала на ее колени, затем на руки, а потом смотри прямо в глаза.
- Вот и все, - говорит она.
Говорит, как говорила уже ни одну сотню раз в каждом перерождении. Как сказала в первый раз – шесть веков назад. Тогда – рыцарю. Потом он был принцем, крестьянином, примерным семьянином, доктором, плотником, военным летчиком, был молодым и старым, и всегда приходил летом.
Он узнает ее.
Берет цветы из ведерка и протягивает Анне, словно рядом с ним не стоит другая девушка. Старуха улыбается, отказывается от протянутых денег. Она давно живет на этом свете и знает, когда цветы - это не просто дань женскому тщеславию.

Анна берет цветы. Она знает, что юноша теперь не оставит ее.
Он – ее.
И еще Анна знает, что не доживет до Рождества. В первый раз это был костер и обвинение в колдовстве. Потом – вереница несчастных случаев. Она кладет букет на колени и закуривает сигарету.
Перед смертью, говорят, не надышишься.
Вечная любовь прекрасного рыцаря в обмен на бессмертную душу – разве это много? Разве дело того не стоит?
Анна устала. Смертельно устала от вечной любви.
Вечная любовь в обмен на жизнь – такова цена волшебства.

@темы: Вейся-вейся, ниточка, Неожиданное творчество

01:12 

Про ФБ

Преподаю язык Атлантиды
Чет я открыла и прихуела, три команды на один фэндом? Серьёзно?!
Это что вообще такое???

Ну и команда алвадиков - очень противоречивые чувства. Что-то у них охуенно об участи нежности

Что-то странное и непонятное. Курю траву

@темы: ОЭ

Быть

главная