• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: ножом по человеческой коре (список заголовков)
23:13 

О Родине

Преподаю язык Атлантиды
или "Топ 3-ех задалбавших меня вопросов"
Начну я, собственно, с третьего. Не сказать, чтобы он мне сильно мешал жить, зато всем окружающим он с разной амплитудой частоты жить не дает уже года два.
Собственно, что я думаю…
Я думаю, что человек - это такой особый зверь, который может и должен иметь четкую гражданскую позицию.
Гражданская позиция каждого может отличаться от моей, и от этого ее обладатель не станет мне врагом.

Кстати, из предыдущего утверждения вырастают два пункта:
а) враги - это несуществующие абстрактные объекты, которых люди назначают себе самостоятельно, дабы упростить себе ориентирование на местности ответственности и жизненных принципов.
б) я считаю вооруженные силы позором современности, ибо, вводя в обиход такие умные штуки как климат-контроль и трусы с дистанционным управлением, мы так и не научились разговаривать и (самое главное!) договариваться.

И раз уж я подняла тему вооруженных сил, то, пожалуй, пора приступить к тому, что не дает сидеть всей Европе уже месяц.
Ребятки, что мне лично не нравится?
Мне лично не нравится тот факт, что вся Россия целый месяц пилит Украину на кухнях. Никому, как мне кажется, не приходило в голову, что все происходящее (за редким исключением) их не касается… Увы.
Что еще мне не нравится?
Мне не нравится, что мы забываем об одном важном факторе - о Родине.
Да, ребят, для меня Россия - Родина. Нет, ребят, я не хочу, чтобы мы пиздили всех, кто не с нами.
Я очень хочу, чтобы мы сами не забывали, о том, что мы, именно мы должны быть с нами в первую очередь.
В той ситуации, что, казалось бы, начала затухать (хотя я напряженно жду 16 числа), мне не нравится, что все. ВСЕ! От кондуктора и до министра решают вопрос о том, должны ли мы присоединить Украину? Нужен ли нам Крым? И т.д.
Почему мне это не нравится? Потому что это - несущественные мысли.
Существенные мысли выражаются, по моему мнению, так:

Ребята из Украины, мне очень, очень жаль, что именно Ваша страна, Ваша Родина, Ваш Дом стал местом решения вопросов. Я Я верю, что все можно было решить без насилия и войны, я полагаю, что каждый гражданин Украины нашел бы в своем сердце достаточно сознательности, чтобы цивилизовано участвовать в формировании своего государства, принимая перемены и стремясь сделать свой мир лучше.
И здесь я осуждаю не только Европу или США или Россию. Я осуждаю саму ситуацию, при которой развитый мир позволил себе сделать из страны полигон учебных баталий. Я не понимаю и не знаю, как это вообще можно понять, ситуацию, когда посторонние люди (читай - страны) лезут грязными, жадными руками в душу целому народу.

И все же, я, как гражданин Российской Федерации не осуждаю и не осудила бы ввод наших войск на территорию Вашей страны и вот почему:
То, что сейчас происходит у Вас, может прийти и к нам. А я искренне верю, что мир не делится на "хорошо" и на "плохо". Мир делится на "мое" и на "чужое". Мне не нужно чужого, но и своего я не отдам.
И я не хочу отдавать кому-то свою Родину.
Я не хочу просыпаться, не зная, в какой стране живу.
Я не хочу засыпать, думая, а не мобилизуют/убьют ли моих друзей.
Я не хочу существовать, не зная, а не придут ли в мой дом мародеры.
Не хочу думать, что еще может произойти с моим человеком, хотя и без того произойти может много разного.
Я не хочу революцию в своем доме, в своем городе, в своей стране.

Когда активистом разгоняли на Майдане, я осуждала этот акт "ущемления гражданских свобод", но вот сегодня, сейчас, в эту самую минуту, я, пожалуй, лично стукну любого моего активиста, просто по той причине, что я не хочу собирать свою страну по обломкам самовластья исключительно из-за его (моего активиста) страстной натуры.


Да, все это звучит эгоистично. Да, каждый имеет право на мирное небо. И да, нет причины, по которой мое мирное небо должно оставаться таким за счет чьего-то.

Я гражданин России. Я вижу свою обязанность в том, чтобы преумножать богатства своей страны и своего народа. Я обещала, что буду соблюдать законы своей страны, и не собираюсь нарушать своего обещания.
Мне больно видеть очень многие вещи. Мне больно видеть, например, еле идущих стариков на улицах своего города. Еще больнее мне знать, что никто, кроме меня и, может быть, еще пары человек, не спросит у них, не нужна ли им помощь.
В моей стране многое неладно.
Коррупция, нищета, безработица, деградация целого народа…
Мне до слез обидно видеть, как люди равнодушно живут.

Я, судя по всему, большой романтик, я все еще люблю свою страну. Люблю ее женской своей любовью, вижу в ней страну своего детства, тепло своей семьи и счастье моих друзей.
И думаю, что когда-нибудь наступит светлый миг, когда каждому будет достаточно своего, которое он будет любить, о котором он будет переживать и заботиться.
А чужого ему будет не надо.

@темы: Ножом по человеческой коре, Критика чистого разума, Какого, спрашивается?!, Еженедельник, Дайте этой женщине парабеллум

22:15 

Преподаю язык Атлантиды
Обнимите даже тех, кого не ждете
Может быть, им тоже надобно тепло?


(с) Арефьева

@темы: Еженедельник, Ножом по человеческой коре

23:43 

Рэй Брэдбери. Озеро

Преподаю язык Атлантиды
Волна выплеснула меня из мира, где птицы в небе, дети на пляже, моя
мать на берегу. На какое-то мгновение меня охватило зеленое безмолвие.
Потом все снова вернулось - небо, песок, дети. Я вышел из озера, меня ждал
мир, в котором едва ли что-нибудь изменилось, пока меня не было. Я побежал
по пляжу. Мама растерла меня полотенцем.
читать дальше

@темы: Книжное., Ножом по человеческой коре

01:06 

Преподаю язык Атлантиды
Когда я была ребенком, я успокаивал себя фразой: "завтра будет новый день"
А теперь - "всегда бывает хуже"

@темы: Еженедельник, Ножом по человеческой коре

23:05 

Преподаю язык Атлантиды
Садится ночь на подоконник,
Очки волшебные надев,
И длинный вавилонский сонник,
Как жрец, читает нараспев.

Уходят вверх ее ступени,
Но нет перил над пустотой,
Где судят тени, как на сцене,
Иноязычный разум твой.

Ни смысла, ни числа, ни меры.
А судьи кто? И в чем твой грех?
Мы вышли из одной пещеры,
И клинопись одна на всех.

Явь от потопа до Эвклида
Мы досмотреть обречены.
Отдай - что взял; что видел - выдай!
Тебя зовут твои сыны.

И ты на чеьем-нибудь пороге
Найдешь когда-нибудь приют,
Пока быки бредут, как боги,
Боками трутся на дороге
И жвачку времени жуют.

Арсений Тарковский

@темы: Книжное., Ножом по человеческой коре

21:00 

Утром в город приехал цирк

Преподаю язык Атлантиды
Так забавно - быть объектом чьей-то влюбленности. Может быть, даже чьей-то любви.
Но это было бы, конечно, слишком. В твоих интересах, чтобы таковым оно не являлось.
Да, я довольно подло вышла из ситуации. Что называется, сказала: "Попробуй, тебе понравится". Тебе понравилось. Мне нет.
И дело, к слову, вовсе не в тебе. С тобой-то как раз все хорошо, все в порядке. Ты и сам хорош, как говорится - слишком. Может, ты и есть тот "самый лучший", и это мой единственный шанс.
Я смеюсь.
Мне смешно.
И еще, но этого совсем чуть-чуть! Можн сказать, что и нет этого.
Я злюсь.
Я, можно сказать, в ярости. На тебя и, в первую очередь - на себя.
Да, невозможно гадко все получилось. Еще хуже, чем обычно бывает. Так опошлить все светлое и высокое дано не каждому. Но… Мне дано.
Поэтому ты улыбаешься мне по-детски, не сдерживая радостные писки. А я - только твоя бледная тень.
Да, мне мало просто сделать гадость, я доиграю до последнего акта, в котором ты, конечно, растерян и смотришь на меня умоляющими, больными глазами. А я что же? Может, я соблазнитель? Коварна, хитра и расчетлива?
Три ха-ха!
Конечно же, нет! Не бойся, мальчик.
Мне еще хуже. По-настоящему мерзко, без всяких фантомов. Ты - странная смесь мышьяка и черного перца, я тебя принимаю с утра на завтрак.
Так что к вечеру, то есть к последнему такту нашей потрясающей рапсодии, я окончательно отравлюсь и тобой и всей ситуацией в целом.
И не твоя же вина, что ты здесь, рядом, живой, горячий, прожигаешь меня прикосновениями.
Нет, это точно не твоя вина, что Волосы Вероники не ведут тебя за собой, а где-то внутри старая звезда, умирая, не сжимается под чудовищной силой тяжести, становясь белым карликом - чистым сиянием разума.


@темы: Ножом по человеческой коре, Неожиданное творчество, Критика чистого разума, Еженедельник

20:14 

Преподаю язык Атлантиды
Когда все обрушается стремительно,
дробится в песок
и утекает сквозь пальцы,
на ладони остается первое воспоминание.
Чужое и, кажется, самое яркое.
Думаю, про такое можно сказать - прекрасно

@темы: Еженедельник, Ножом по человеческой коре

17:07 

Про много всего разного

Преподаю язык Атлантиды
На самом деле, про творчество. Мое, чужое, всякое разное.
Уже два дня одолевает мысль, что суета, отнимает слишком много времени. Ну не могу я ничего делать в 4 утра, с лопнувшими в глазах сосудами, тахикардией и болью в голове. А кроме как в 4 утра времени-то особо и нет. Т.е. я прекрасно знаю, куда оно девается. И точно знаю, что если бы не Бабочка, у меня бы все получилось уложить в рамки суток.
Но, во-первых, такие сутки мне не нужны.
Во-вторых, в этом нет никакого смысла. Мне все равно нужно время, чтобы убедить себя успокоиться. Ужасно жаль тратить на это время, но сразу скинуть весь этот бред с себя не получается.
Зато за последние два дня у меня есть два прекрасных рисунка! кажется, это нарциссизм Т_Т другое дело, что я все дорисовываю в ночи, поэтому нормальных фоток нет и, видимо, не предвидится.
А сегодня пришла к Бабочке, и, знаете, мой брат не совсем обычный человек. Мне иногда кажется, что он не должен был вообще родиться человеком, и это было жестоко со стороны мироздания запихнуть такое существо в человеческое тело. Он так залипает на цвет! Это так трогательно!
Я сегодня пришла, а он сидит и так сосредоточенно тонирует листы акварелью. И это не просто фон или для какого-нибудь дела, это вот такая любовь к цвету. Вообще-то, он так и раньше делал, в детстве мы складывали из таких листов целую гору самолетиков и запускали их все разом с третьего этажа! А потом шли дожди, и асфальт был в цветных едва заметных подтеках!
Не знаю, что со мной происходит, но вот сейчас я сижу и, кажется, начинаю рыдать.

@темы: Тыквенное, Товарищ Хунта, я влюблён!, Ножом по человеческой коре, Еженедельник

23:31 

Преподаю язык Атлантиды
Вплетаю в волосы колокольчики и бубенчики. Все-таки это прекрасно, когда волосы длинные. Теперь всегда можно отвлечься на тихое позвякивание. Казалось бы - дерганно, неровно, то слишком тихо, то неуместно громко, но это в десятки раз лучше того злобного, жадного и сухого треска, который неизменно настигает человека в толпе.
Хотя, это еще в какой толпе. Тут тоже все неоднозначно.
Но люди тянутся полапать. Потрогать. Вымучиваю себя их не убивать. Они ведь не виноваты, что я ненавижу чужие прикосновения. Это же… Мне же нужно доверять! Даже не доверять, это как-то слишком рабски звучит а верить, а я не могу верить любому, я себе-то периодически не верю, как же быть с остальными? А касаться головы - это вообще форма интимного общения. Так что кривлюсь и говорю гадости, разрушаю иллюзию бубенчиков. Замкнутый, порочный круг.
Вообще терпеть не могу две вещи:
сухой треск бессмысленных, жадных слов. Они иссушают, изламывают моменты. Можно было бы наслаждаться чем-то, можно было бы посмотреть кому-то в глаза, не так - бегающе, неровно, из-под полуопущенных век, а с интересом, остро, глубоко. Можно было бы болтать всякие глупости, про бегущих по атомам водорода голубых антилоп, например. Высшая форма близости - молчание в темноте. Днем молчать с кем-то тяжело, свет как бы заставляет шевелиться, но ночью - легко и приятно, просто молчать, а от того, необходимо постоянно разрушать эту тишину, заполнять пространство звуками, каким бы неправильным не казалось это занятие, ведь иначе можно забыть, кто где заканчивается, а звук - отлично обозначает границы и формы. Молчать в ночной темноте можно только с самим собой или с тем, кто в данное мгновение ближе тебе, чем ты сам.
Но треск исходящий от разваливающихся механизмов чужих существований - ужасен и все портит.

А еще я не люблю прикосновений.
Тут, правда, совсем другое. Тело ощущается, если оно болит и, когда по нему странствует что-то для меня необъяснимое, но я точно знаю, без этого чего-то я затрещу. Никак иначе тело не ощущается. Иногда мне кажется, что рука может спокойно пройти сквозь ногу, если понадобится - в этом нет ничего необычного.
И тут чья-то чужая рука проходит сквозь мою ногу.
Паника. До тошноты.
А если чужая рука пытается пройти сквозь голову?
Если бы я не была уверена в том, что тело неспособно реагировать быстро и остро, я бы бросалась на людей за такие штуки, стараясь их задушить. Но если бы оно было так, я бы и не нервничала при касании.
Самое главное, что случайные прикосновения - это другое. В этом даже есть какой-то азарт, тонкая нотка "чего-то иного" в привычном самоощущении.
Но только случайно и на долю секунды.
Только вот большинтсво моих знакомых обожает обниматься, целоваться, резвиться и играться, и я знаю, что они не запомнят эту мою особенность.

@темы: Еженедельник, Ножом по человеческой коре

20:57 

Преподаю язык Атлантиды
Сейчас у бабушки. Мы тут вместе с Бабочкой. Он подарил мне сережки. Сказал что-то про "первую зарплату" и про то, что не хочет выглядеть в моих глазах каким-то шизиком. не ссы, парень, это у нас семейное!
Сережки, кстати, потрясающие. Серебряные с топазами. Ладно, если честно, когда он говорил, что готовит мне подарок, я ожидала чуть ли не заспиртованную голову в банке и уже думала, куда бы ее спрятать, чтоб никто не нашел.
Он вернулся в этот раз очень странным. Не знаю, чем объяснить эту его заботу, нежность какую-то. Такое было когда-то. Но так давно, я, если честно, не уверена, что все и вправду было, и это не шутка юмора моей фантазии.
Так просто повелось, что с каждым его исчезновением я немного меняю себе воспоминания. Просматриваю их по сто раз на дню, пока его поступки не начинают казаться мне обоснованными, логичными и правильными.
И эти возвращения, конечно... Просто вернулся. Как будто так и надо, словно ничего не было. Просто человек уезжал на пару дней в другой город и вернулся.
Если честно, последний раз я не хотела, чтобы он возвращался. Ну просто... не знаю, чего я ожидала, но мне оно казалось отвратительным. С февраля я как-то приучила себя думать, что он вроде как умер. Ну просто взял и умер, с кем не бывает-то? И увидеть его тогда у Гамлета на кухне было очень странно. Живой покойник.
А теперь вот... Стояла сегодня, думала, как бы это было, если бы мы вместе жили? Ну вот просто так. Меняли бы места жительства в один момент, работали бы (хотя вернее это было бы назвать "зарабатывали на жизнь" ) нет привязки к знакомым, ни к чему нет привязки. Дом, семья, планы - это все было бы не про нас. Звучит, наверное, романтично, но, если честно, я не могу понять, что его вечно гонит. Что есть этот вечный двигатель? Я могла бы о нем заботиться. Подождать бы до июня.

@темы: Ножом по человеческой коре, Тыквенное

23:16 

Преподаю язык Атлантиды
21:16 

Преподаю язык Атлантиды
Мой брат шьет платья. Непонятно кому. Просто накупил ткани и уже неделю что-то раскраивает, прилаживает и все в таком духе.
Не имею возможности лицезреть весь процесс целиком, но то, что я вижу, приходя к нему в гости - меня веселит. Он безмерно мил в окружении ниток, метра, лекал и прочей дребедени.
Вообще, все в его голове меняется с такой скоростью, что каждый раз я встречаю другого человека. Совсем другого. Но каждый из других ярок и цветаст. Мне не хватает такого. У меня какая-то склонность к прорастанию, поиску сути и истины. Если меня что-то интересует, я ухожу в глубокую нирвану для детального выяснения процесса. Останавливаюсь, когда люди в разговоре перестают меня понимать. Это сигнал сбавить темп.
Бабочка (надо же его как-то обозначить?) увлекается всем на секунду, но в эту самую секунду, он - гуру.
Странно наблюдать, как он бегает по хозяйству, договаривается о квартире, устраивается на работу, покупает цветочные горшки и землю, чайный сервиз (по-моему, это скорее психоз художника, чем расцветка)
И хотя мне все еще хочется навязаться ему в якорь, я точно знаю, что он свалит. Перезимует и свалит. Вольные птицы не вьют гнезда.

@темы: Ножом по человеческой коре, Еженедельник, Товарищ Хунта, я влюблён!, Тыквенное

23:07 

Про радость и приличия.

Преподаю язык Атлантиды
Когда я была маленькой, трава однозначно была зеленее. При всех аспектах биографии. Даже учитывая увлекательную игру "Догони меня, кирпичик!" Даже помня о том, как я лупила мальчика Лешу по спине палкой, а он смеялся и верещал "Не победишь ты меня, капитан Крюк!"
И фишка была в том, что он верещал, т.е., что это было нормальным: играют дети, смеются. Все в порядке.
Сейчас какой-то нонсенс происходит. На улице ничего нельзя.
Петь - нельзя.
Смеяться - странно.
Обниматься - неприлично.
Весело разговаривать - фу, какая гадость!
Можно только бодренько рассекать с кислой рожей по мерзким, разделенным светофорами, улицам и делать вид, что ты очень занят и жизнь не удалась.
а вот такое скоро поставит улыбки под угрозу.

Не могу понять, с чего оно все так? Почему смеяться, петь и прыгать на улице стало дикостью?
Нет, ну предположим, что если смеяться, петь и прыгать будет пьяный голый мужик, это можно будет назвать перебором. Хотя, если он не на вас прыгает, а где-нибудь в сторонке, то пусть прыгает, не мешает же.
Если другой дядька (или тетенька) будет проделывать все то же самое в - 30 по Цельсию, я, пожалуй, удивлюсь, но если он не на меня прыгает, да еще и поет хорошо, то я только за.

Но даже если не вдаваться в такие крайности, мне просто непонятно, с чего вдруг просто радоваться стало преступлением.

@темы: Еженедельник, Критика чистого разума, Ножом по человеческой коре

15:00 

lock Доступ к записи ограничен

Преподаю язык Атлантиды
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
09:04 

Преподаю язык Атлантиды
Сваливая на два дня. Непонятно, будет ли там тырнет, или, если тырнет там будет, будет ли у меня на него время.
Я, Габ и Лорд - мы какая-то шведская семья. И Лорд у нас не только Габова невеста, но и наш с Габом ребенок. Это чудно и странно, но всех все устраивает, похоже.
Сижу, молчу.
У меня депрессия ненаходимости. Где я, кто я, что я...
Если учитывать, что Землю едва видно за пределами Солнечной системы, а таких звездных систем в Млечном пути - тысячи тысяч, а таких Млечных путей во Вслененной - миллионы миллионов, и если считать, что прожила я лет восемнадцать, для сравнения только один цикл роста звезды это 10 в 40 степени тыс лет...
Почувствуй себя инфузорией туфелькой... (а каково, интересно, инфузории?)
Кто-нибудь, скажите, что все пройдет, что все получится. Я ведь не такой уж и рукожоп, я смогу. Я знаю, что нужно делать, осталось только сделать.

Хотя лучше бы я знала, о чем говорит гранит.
Ну все, побежала!

@темы: Еженедельник, Ножом по человеческой коре, Тыквенное

07:14 

Преподаю язык Атлантиды
09.09.2013 в 11:21
Пишет Severin Lentz:

Попробуй стать, преклонив колени,
Отдать себя в добровольный плен,
Попробуй стать безымянной тенью,
Не получив ничего взамен.
И, раздавая свои куплеты,
За стопку водки играть на бис.
Как мертвые по сей день поэты
На амбразуры кидали жизнь,
Отдай её, не жалея долго,
Продай себя за погнутый грош.
Под ногти чтоб не совать иголки,
Возьми уж сразу мясницкий нож,
Воткни его не под ноготь, — в горло.
Держи осанку, иди на свет
И прочитай, не хрипя упорно,
Свой самый страшный, больной сонет.
Смотри сквозь тех, что всегда смеются,
И смейся с теми, кто промолчит.
Оставив гордость в брусчатке улиц
Среди панкующих злых лолит,
Иди вперед, без стихов и звуков,
Пока огонь тебя жжет внутри.
Свяжи себе липкой лентой руки.
Забудь о ней.
Иди и смотри.

На отчаянный ветер, девчонку в берете,
На жизнь, что проходит за миг.
И за гладью зеркальной, безумной и странной
Услышишь свой собственный крик.

URL записи

@темы: Ножом по человеческой коре

20:20 

Прорастая

Преподаю язык Атлантиды
Прорастая...


В наушниках играет джаз. Кажется, это что-то из Фицджеральд.
Как змея, сбрасывающая кожу, я вижу людей движущимися аляповато-грязными пятнами. Они живые. Я знаю это, как знают простые истины.
«Применимое знание…» - шепчет голос моей тени.
Тень. Мы с ним существуем по негласным законам. Он не мешает мне делать вид, что все в порядке; я не мешаю ему жить, хоть бы и мной.
Серое, пушистое пятно рядом пахнет женскими духами. Умертвляющее-сладко.
И я уменьшаюсь. Уменьшаюсь, перерастаю в новое тело… И вот я уже Томми. Четырехлетний Томми в обносках. Такой Томми есть в каждом втором дворе. Его родители куда-то смылись, подсунув детеныша первым попавшимся родственникам. Теперь Томми похож на крысенка. Он единственный из всех мальчишек сам залатывает свою одежду. На этот случай при нем всегда катушка ниток и игла. Это не любовь к рукоделию, это скорее проявление инстинкта самосохранения. Томми всегда голоден и жаден до чужого восхищения. В минуты игры, в нем просыпается храбрость, тогда он становится светел, лучист и удивительно горделив.
- Мой дед – князь… Или лорд... Я в этом плохо разбираюсь. Но когда я подрасту, то стану принцем страны, в которой водятся драконы! - говорит Томми каждому, кто готов его слушать.
- Придурок. – взглядами сообщают друг другу мальчишки.

Выпрыгиваю из автобуса на остановке. Прямо передо мной парочка, увлеченная своим страстным поцелуем. Жалкое зрелище. Я отворачиваюсь…
Печенье!
Она, эта целующаяся девушка, одуряюще пахнет печеньем, и я оказываюсь под столом. Меня зовут Лиза, и я грызу тайком украденное со стола печенье "Юбилейное", пока эти двое: старик и старуха до хрипоты орут друг на друга над моей головой. Они не видят меня. Меня прячет стол. Но мне не нужны глаза, чтобы увидеть, как наша старая, засаленная сковорода с остатками жаренной картошки хлобыстится на стол.
- Ебанная сука! – кричит старик, и грязная посуда водопадом обрушивается на пол.
Маленькие белые птички осколков летят под стол, где я грызу украденное со стола печенье.

Горло перехватывает, словно из атмосферы откачали воздух. Что-то колкое рвется из легких наружу.
Прихожу в себя.
Женщина. Вечной, неувядающей красоты. Вьющиеся каштановые волосы заколоты в узел, острые черты лица, смягченные укрывающим плечи, вышитым платком, длинная кирпичного цвета юбка под порывами ветра обвивалась вокруг ног, обнажая тонкие щиколотки. Зонтик-трость в цветочек…
Она пахнет дешевыми духами и таким же дешевым чаем с колотым щипцами сахаром. Это острый запах…
И я иду по рельсам. За спиной полупустой рюкзак. В нем кателок и упаковка гречки. Вокруг все медно-розовое, и я делаю шаг за шагом, блаженно улыбаясь гранитной насыпи; раскинув руки в стороны, балансирую между собой и своей Тенью. Он всегда со мной. Он держит мою руку, когда я пишу, он ведет меня по дорогам, поддерживая за локти, он вселяется в меня по ночам, мы вместе смотрим сны. С каждым днем он становится все реальнее, а я – блекну. И просыпаясь, блеклой иду готовить завтрак.

Мысли – это почти что яд. Так считают все грязные пятная, скользя в своих уродливых шкурах-ролях по жизни. Просто детальки механизма.
А я утыкаюсь носом в мокрую листву, ищу, ищу…
Чем же так пахнет, что я растворяюсь во влажном воздухе, прорастая в дышащую землю?

В вечном сумраке лесной чащи мох доверчиво светится голубоватым светом. И мои корни чувствуют, здесь все живое. Даже тишина.
Тишина здесь похожа на глубокий, чистый пруд. Она здесь – все. Она – мать здешней чащи. Тишина заботится о том, чтобы все слышали стук его старого сердца.
Дерево, что было ему темницей, проросло в нем, стало его частью, разделило с ним душу; оно внемлет его дыханию, оно бережет его сон.
Спи-спи, великий маг. Тебе не о чем больше тревожиться. Спи, и пусть присниться тебе солнечный день твоего королевства…






иллюстрацию стырела. автор Янина Куштевская

@темы: Тыквенное, Ножом по человеческой коре, Неожиданное творчество

18:36 

А. де Сент-Экзюпери "Маленький принц"

Преподаю язык Атлантиды
Это может показаться странным, но я никогда не читала этой повести.
Когда-то, давным давно, когда у меня все еще была та фиолетовая ночнушка, а у бабушки в доме еще не был сделан ремонт, бабушка читала мне эту книжку, но все, что запомнила с того момента были только свет ночника и какое-то удушающее горе. Это, наверное, потому, что дети все-таки невыносимо далеки от смерти.
Но вот сейчас, сейчас я, кажется, начинаю понимать. Старею, видимо.
И Лис, с его щемящим желанием любить кого-нибудь, и Змея. Да, Змея - вне всякого сомнения самый прекрасный персонаж.
Помнишь ту осень, друг?
Как роса к утру
выпадала стеклом, было зябко
дрова по траве нести.
Руки грелись у костерка, а вино -- от рук.
Вино скрепляло союзы и клятвы в верности.

Помнишь, друг, ты просил:
"Если я решу, что пришёл
к свету, к миру с собой,
к мудрости, к равновесию;
если стану публично блеять, как хорошо
гнев свой собрать и скомкать,
отринуть весь его;
если я буду лить этот елей,
в здравом уме, от своего имени --
не жалей меня, пожалуйста, не жалей.
Пристрели меня".

Ты просил.
Я пришёл.
И не нужно мне тут соплей
про условность, про что ты имел,
а что не имел в виду.
Не сбивайся с ритма,
шагай веселей, смелей.
Я ведь тоже боюсь,
видишь -- бледный как мел иду.

Глубже рой,
становись, дыши. Изучай момент.
Твой биограф мне скажет спасибо,
ты только вдумайся.
Вероятно, я всю свою жизнь
проведу в тюрьме,
но как истинный друг
ради дружбы иду на всё.

© lllytnik

@темы: Книжное., Ножом по человеческой коре

03:23 

Минутка астрономии на National Geographik

Преподаю язык Атлантиды
Откуда что берется?

Бархат ночного неба – бездонен и бесконечен; и идти по нему – естественное движение души. Если кто-нибудь решил бы подобрать синоним к хождению по ночному небу, то единственным возможным вариантом стала бы мысль. Только красота и свободная сила размышлений, их всеобъятность и всесилие, только они могут сравниться с путешествием в этом сияющем звездами пространстве.

Той ночью шли Кружка, Луис и Гвендолин между звезд Млечного пути. Еще последний луч солнца не успел спрятаться за горизонт, как игривое и любознательное созвездие Большого Пса, погнавшись за созвездием Лебедя, покинуло свое место, потревожив тихую красоту законченных небесных линий, а сами сбежавшие созвездия вконец смешались и блуждали где-то по Небесной дороге.
- Луис, - спросила Гвендолин, - а откуда здесь все взялось?
- О чем это ты, юная леди? – пастушок, не отвлекаясь, продолжал внимательно вглядываться в яркие лучи звездных сияний.
- Я… м… - девочка замялась, безуспешно стараясь вложить в одно слово звеняющую красоту земли с ее многообразием жизни: и мед солнечных лучей поутру, и прозрачную материю воздуха, и небо с его невыразимым, неосознанным до конца совершенством.
Но шедший рядом Кружка сразу догодался о природе вопроса:
- О, это тёмное дело, барышня! Очень тёмное! – глухим, низким голосом нараспев протянул он.
- Разве тёмное? – искренне удивилась Гвен.
- Еще какое! – котик замахал хвостом, встал на четыре лапы и, выгнув спину, зашипел, - Давным-давно жил могущественные великан. И был он так огромен, что вся Вселенная маленьким шариком умещалась на его ладони. Но тогда не было еще звезд. Ничего не было, кроме черной пустоты. А знаешь, что потом произошло? Великан чихнул. А-а-а-а-пчих! И разлетелись мириады звезд по космосу. И никакого чуда. Обыкновенный насморк! А-а-а-а-пчих!
Кружка смеялся. Гвендолин озадаченно смотрела на внезапно развеселившегося кота, а тот все смеялся, и от смеха бока его заходили ходуном, а живот свело.
- Кружка, прекрати! – Луис гаркнул это злым голосом, а обернувшись, посмотрел на Гвендолин усталым и раздраженным взглядом, - Мы здесь делом занимаемся, а не шутки шутим. Вместо того, чтобы рассказывать Гвен чепуху – иди ищи альфу Пса.
И отвернувшись, Луис продолжил, ни к кому не обращаясь:
- Сириус – самая яркая звезда на Небе. И где она, эта самая яркая звезда? Такая яркая, такая яркая! Просто невозможно не заметить! Когда найду – пылью закрою на месяц!
Гвендолин, оставшись не у дел, незаметно подошла к пастушку и тронула его за рукав:
- Ты чего сегодня такой злой?
Большие серые глаза девочки смотрели внимательно, будто что-то искали в глазах друга.
- Неправда. – возмутился пастушок, - Я не злой. Просто мы здесь для того, чтобы делать дело, а всякую ерунду тебе рассказывать вовсе не за чем.
- Так расскажи не ерунду. – Гвен пожала плечами, - Совсем необязательно притворяться кактусом; сам же говорил, что все сложное – всегда просто.
Девочка на краткий миг стала серьезной, а затем широко улыбнулась и Луису.
Пастушок виновато кивнул и вернул улыбку:
- Дело в том, что я и сам не знаю, откуда здесь все взялось.
- Как так? – на памяти Гвен, это был первый раз, когда пастушок сознавался в собственном незнании.
- Все на самом деле очень просто. Меня еще не было, когда здесь уже все появилось, а историй об этом событии довольно много, и все они разнятся. Например, древние египтяне верили, что в середине мира находится Геб, один из прародителей богов, кормилец и защитник людей. Он олицетворяет Землю. Жена Геба, Нут, была самим Небом. Ее называли Огромной матерью звезд. Нут и Геб были неразделимы, но однажды, как-то так случилось, что они поссорились; тогда бог воздуха Шу поднял Небо над Землей и разлучил супругов. Нут же была матерью Ра, бога Солнца, и звезд и управляла ими. А Ра в свою очередь создал Тота, Луну, как своего заместителя на ночном небе. Или вот был древний народ ведийцы. У них эта история звучит немного по-другому. Ведийцы разделяли Вселенную на три яруса, три мира, - Землю, Воздушную область и Небо. Каждый мир в свою очередь включал три части. Они говорили:
Через пламя, Землю и растения –
Так этот мир трехсоставен.
Через ветер, Воздух и птиц –
Так тот мир трехсоставен.
Через Солнце, Небо и звезды –
Так мир иной трехсоставен.

Еще они считали, что первыми возникли воды. Они породили огонь. Великой силой тепла в них рождено было Мировое Яйцо. Из этого яйца вышел бог-творец Праджапати. Верхняя половина Яйца стала Небом, нижняя – Землей, а между ними бог-творец поместил воздух.
Луис умолк. Задумчиво улыбаясь своим мыслям.
- Нет, стой! – вырвала его из задумчивости Гвен, - Хочешь сказать, мы вышли из яйца?
- Это всего лишь одна из версий. – примирительно кивнул Луис.
- Жуть! Просто жуть! – Гвендолин закрыла лицо руками и замотала головой, прогоняя особенно яркую фантазию.
- Что поделать? – пастушок развел руками.
- Не знаю! –девочка топнула ногой, - Не знаю, что делать; но мир из яйца – это уж слишком! У египтян все было намного лучше.
- М… Не буду спорить, но это – кому как, юная леди, кому как.

Затем Луис и Гведолин снова шли в молчании, высматривая потерявшиеся звезды, пока Гвен не позвала:
- Луис…
- Да?
- А ты откуда здесь взялся? – Гведолин забежала вперед и теперь стояла посреди дороги, прямо перед пастушком, мешая тому пройти.
- Нет, юная леди. Это совсем неинтересная история, а у нас столько дел еще.
- Это да… Луис, а знаешь, какую интересную вещь я обнаружила?
- М, какую же?
- Каждый раз, как дело касается тебя, так оно моментально становится неинтересным. Может ты уже поделишься этими неинтересными историями, чтобы мы сами могли оценить их увлекательность.? – Гвен нахмурилась, а руки-в-боки придавали ей схожесть с маленькой рассерженной феей.
Луис прищурился:
- Гвендолин, - в один миг пастушок словно бы стал намного старше, а голос, всегда звучный, стих почти до шепота, - ты знаешь, что значит твое имя? Гвендолин – с древнего языка переводится как Белая Луна. Оно тебе очень подходит. А сейчас у нас есть задача поважнее пустых разговоров. Скоро взойдет солнце, а звезд мы так и не нашли.

Вскоре вернулся Кружка и привел с собой созвездие Лебедя во главе с его самой яркой звездой – Денебом. Когда же Лебедь вновь занял свое место на небе, Гвендолин почти у самого горизонта увидела Сириус и сиротливо жавшиеся к нему звезды Большого Пса.
- Тебе не кажется, что если бы созвездия могли сбиваться в плеяды, не было бы на небе ничего красивее? – спросила Гвен Кружку.
- Слишком много чести. – котик махнул хвостом, - Если ты достаточно велик и ярок, то уж будь любезен, стой на почетном отдалении от простых смертных, служи ориентиром для других.
Кружка говорил все это с сожалением глядя на Сириус, и полный сострадания взгляд шел вразрез с бодрым, жизнеутверждающим тоном кота.
Гвендолин обернулась и увидела Луиса, задумчиво смотрчщего себе под ноги.
- Да, наверное, ты прав. – ответила коту Гвендолин.


@темы: Неожиданное творчество, Ножом по человеческой коре

01:11 

Преподаю язык Атлантиды
Вышло довольно зло.

Привлекательнее.

Аннушка, как говорится, девушка – хоть куда.
По нынешним меркам, всем Анечка хороша. Молода, красива, фигуриста, можно сказать – умна.
Работает в больнице.
Это, что называется, милосердна.

Реанимация.
Здесь, на больничной койке, оплетен, окутан, спеленут коконом проводов, лежит наш главный герой. Потенциальный труп. (Не сомневайтесь, в конце он сдохнет. Могу гарантировать.)

Вообще-то он безымянен. Но сейчас пусть будет Антоном.
Незадолго до… Антонио летел по трассе. Ночь, скользкая дорога. Мотоцикл. Скорость за сто восемьдесят.
Извольте пронаблюдать, где Антоша сейчас.

Ну так вот, возвращаемся к Аннушке. Что нам от девушки надо? Почему бы просто не оставить девчушку в покое? (Как ни как – тяжелые условия труда, пара трупов к утру понедельника, прочие бла-бла-бла)
Про моральную стойкость, доброе сердце, грустные глазки мы, так и быть, умолчим. Не станем стыдить барышню в глаза. Скажем просто: тут, знаете ли, все четко. Что просили – то и берите. Нечего теперь слезы лить, нервишки свои ревностно оберегать. Неженки какие нашлись!

Итак, Аннушка.
Сама во всем виновата наша барышня. Просила жизнь неброскую, честную. Любовь до гроба и все дела. Выпросила. Приходи завтра – забирай. Довеском у нас – полный соц. пакет для персонажа среднего звена.
Аннушка.
А ведь могла быть примой-балериной.
Серафимой какой-нибудь. Или Ниной.
Зато жизнь неброская, честная. Любовь до гроба и все дела.
Гроб, кстати, случится довольно скоро.
Антоше не долго осталось дышать чернильным кислородом, занимать казенную койку. Здесь, как говорится, в гробу отоспишься…
Спешите жить, дети мои!

И вот теперь Аннушка на ступеньках при входе. Курит, всхлипывает при вдохе. Задача у Аннушки: не заскулить на выдохе.

Угораздило же влюбиться в безнадежного!

Глупая Аннушка плачет. Думает, что Антоша прекрасен. Кстати, имя – ее работа. Важный элемент сказочного сюжета. Повесть про Аннушку-Доброе сердце и храброго рыцаря Тошу.
Тоша, кстати, по жизни вовсе не храбрым был.
Ну да последнее, сами понимаете – не существенно.
Кого это вообще волнует, если он там один лежит в чистой, убогой палате, отдает Богу душу, закутанный в саван из проводов. Весь изранен, истерзан. Где-то в задумке значится, что до… он красив был и дерзок. Смел… Если вы понимаете, о чем я.
Разве волнует кого-то действительное положение вещей?
Вы, бесчувственные существа! Пожалейте же Аннушку!
Видите вы, сволочи, влюбилась царевна, плачет, страдает, горюет девочка. Если вы понимаете…

Антоша скончался не приходя в сознание.
Анечка любила своего героя.
Страстно.
Безответно.
На все лады.
Как это, впрочем, всегда и бывает.

Для полноты картины (и для созвучия момента) тут надо сказать, что Аннушка у нас – дама привычная. В умирающих влюбляется постоянно.
Потом по месяцу ходит к мертвому принцу на могилку, вздыхает, плачет, заказывает молебенку, ставит свечки, приносит цветочки.
Для всех разные: сообразно силе чувства.


@темы: Еженедельник, Дайте этой женщине парабеллум, Неожиданное творчество, Ножом по человеческой коре

Быть

главная