14:36 

Про Питер

Пташка-мурашка
Преподаю язык Атлантиды
поездка в Питер планировалась мной чуть ли не с апреля. Кто вообще мог предположить, что запланированный богемный вояж в Северную столицу обернётся таким пиздецом???
сначала меня опрокинули с блаблакаром. 4 раза подряд.
вообще не так. Максим оставил мне ключи от своей квартиры, предполагалось, что я могу приехать когда угодно и оставаться сколько захочу. Одно условие - ключи надо забрать до 12 ночи. А то потом карета превратится в тыкву, кони в мышей и прочая, прочая.
Поэтому я приехала в Москву, а потом тщетно пыталась уехать в Питер.
После памятного возвращения из Нижнего в чёрном джипе я обещала себе, что больше никакого стопа в моей жизни. Никогда. Точно-точно.

Я поехала на речной вокзал - голосовать.
Повезло на самом деле, под химками остановились ребята - трое реперов из Магадана, они ехали в Питер. Любезно согласились подвезти.
Магадан по рассказам выходит очаровательным миром. Но очень кровожадным. С этой сказкой нужно держать ухо востро, а то, пока ты умиляешься историям о холодильнике, в котором только икра, крабы, пельмени и водка, баклан может пробить тебе голову. И сожрать мозги.
Это Россия, детка.
Мы ехали со скоростью 220. Камеры, населенные пункты, дождь - 220.
Когда я убедилась, что меня точно не изнасилуют, начала опасаться, а мы вообще доедем - а ливень был ужасный. Как говорится, не видно ни зги.
И тут на встречке бмв зааорачивает под фуру. Машина всмятку. Мы остановились, и там у водителя бмв было открыто окно, и он сидел с таким естественным положением руки - согнутую в локте облокотил на открытое окно. Я думала, он просто в шоке, ещё бы, после того, как тебя практически зажевала фура. Хотела подойти, но Артемий перехватил меня за руку и говорит: ты это, не ходи лучше, сестричка. Не надо тебе это видеть. Но я увидела.
Из целого там только рука.
Та самая, которая расслабленно лежит на окне.

Дальше мы ехали 60 км\ч.

Всю ночь и все следующее утро я гуляла по Петербургу. Я ехала с чётким планом - влюбиться. Накрепко влюбиться.
Днём я узнаю про Петю.
Блин, я знала, что он болел. Я знала, что это закончится так. Ужасно не это. Ужасно Надя без Пети. Ужасно, что человек ушёл, а я даже не заметила, не почувствовала, будто и не было его.

Тогда у меня задрожали руки. Я позвонила Маше, и мы пошли на Думскую. Если бы 2 года назад я была чуть-чуть умнее, мы бы с Машей не расстались. Она все ещё прекрасна, наши отношения не изменились. Из общих интересов у нас - любовь и винишко. Этого вполне достаточно для счастья.

Проснулась я в Петергофе, рассуждая, что Маша - если не лучшее, что было со мной в жизни, то одно из лучших.
Пока я собиралась переходить дорогу, прямо передо мной сбили человека.
Знаете, тело человека - удивительно легкая штука. Летит далеко.
Я не стала подходить. Там все было понятно, не за чем было на это смотреть.

Тут я подумала, что Питер мне намекает, мол, девочка, иди отсюда.
И я решила уехать как только подвернется удачный маршрут. А до того отправилась в Доски. Просаживать все деньги.
Я никогда не надиралась. С такой решимостью ужраться до поросячьего визга.
А в какой момент рядом со мной возник он - я не помню.
Я так ни разу и не собрала глаза в кучку, но у меня уверенность, что он был очень красивым. У него точно были серо-зеленые глаза. Даже больше зеленые. И такие светлые. Как стекляшки, но взгляд не отвести. У него были каштановые волосы с рыжиной (или мне показалось? я вот очень плохо помню его волосы, кроме той пряди, которая падала на глаза такой непоправимо ровной волной, что все время хотелось дотронуться до неё и убрать) и очень красивые губы. Горячие и сухие.

Меня не смущало ничего. Я была очень занята. Я старалась напиться так, чтобы быть в беспамятстве, но чтобы мне не стало плохо - иначе все труды насмарку.
И мне чудится, что этот невероятный человек говорил со мной шёпотом, хотя такого вообще-то не может быть. Доски - это очень большой бар. Там нужно громко разговаривать, чтобы тебя услышали.
Он спрашивал, чего же это я так упиваюсь, ведь нельзя же так, а вдруг со мной что потом случится.
- Я даже не вспомню - сказала я.
Он говорил, что вот, совершенно видно, что я несчастна, что это, мол, несправедливо.
И при этом он тоже потихоньку допивался до моих чертей.
он ещё сказал, что никогда бы не обидел меня и спросил, веришь?
И я точно ответила - нет.
- А пойдёшь за меня замуж?
- Да.
а потом он ушёл. И я как-то заметила это, только когда он вернулся. а вернулся он, взял меня за руку, надел кольцо (настоящее обручальное кольцо), и поцеловал меня в ладонь. ну скорее в пальцы. куда-то между пальцами и ладонью.

А я, вконец, охуев, говорю, мне надо покурить. Выхожу черти как из бара. И просто ухожу по Звенигородской, потом как-то ещё, потом по Московскому, и нашла я себя уже на кухне той квартиры, где жила.

Утром меня очень озадачило кольцо. А потом - собственное поведение. До сих пор не знаю, зачем, зачем я ушла?
Почему-то мне кажется, что я влюбилась в эти губы.Уже два дня говорю себе, что его все равно не найти, что уехала - и хорошо.

@темы: Ножом по человеческой коре, Еженедельник, Вейся-вейся, ниточка

URL
Комментарии
2016-08-06 в 11:43 

Лайверин
Лети, душа моя, на свет, лети на волю. Моя свобода - это миф, мечта рабов.(с)
Хотела подойти, но Артемий перехватил меня за руку и говорит: ты это, не ходи лучше, сестричка. Не надо тебе это видеть. Но я увидела.
Из целого там только рука.
Та самая, которая расслабленно лежит на окне.
Боже мой.
Знаете, тело человека - удивительно легкая штука. Летит далеко.
Я не стала подходить. Там все было понятно, не за чем было на это смотреть.

Господи, там ведь было кому вызвать скорую?
Утром меня очень озадачило кольцо. А потом - собственное поведение. До сих пор не знаю, зачем, зачем я ушла?
Почему-то мне кажется, что я влюбилась в эти губы.Уже два дня говорю себе, что его все равно не найти, что уехала - и хорошо.
Знаешь, если хочешь найти, то найти можно. У бара наверняка есть вконтактовская группа, можно поискать через неё.

   

Быть

главная